«Деловой Йемен» — раздел базы данных Polpred.com 1998-2017гг.

Экономика и право. Интернет-доступ на все материалы по стране, 12 месяцев — 46000 руб.
Йемен Новости и аналитика (2242 документа) | Авиапром, автопром  число статей в наличии 3 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 28.3.2017 читателями скачано статей 4 | Агропром 35 / 179 | Армия, полиция 1074 / 18498 | Внешэкономсвязи, политика 797 / 8012 | Госбюджет, налоги, цены 35 / 33 | Медицина 19 / 139 | Металлургия, горнодобыча 3 / 5 | Миграция, виза, туризм 36 / 524 | Недвижимость, строительство 12 / 19 | Нефть, газ, уголь 73 / 676 | Образование, наука 5 / 30 | Приватизация, инвестиции 8 / 13 | Рыба 4 / 7 | СМИ, ИТ 14 / 48 | Судостроение, машиностроение 4 / 5 | Транспорт 25 / 83 | Финансы, банки 10 / 437 | Химпром 3 / 3 | Экология 12 / 70 | Электроэнергетика 13 / 23 | Все новости

Погода:

Точное время:
Аден: 19:34

yemen.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (148)

Экономика (13) • Автопром (5) • Внешняя торговля (25) • Законодательство (4) • Книги (5) • Культура (1) • Медицина (3) • Недвижимость (2) • Нефтегазпром (3) • Образование, наука (19) • Политика (6) • Сайты (8) • СМИ (21) • Таможня (2) • Транспорт (1) • Туризм, виза (20) • Финансы (12) • Хайтек (2) • Энергетика (2)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Ежегодники «Деловой Йемен»

Экономика и связи Йемена с Россией →

Новости Йемена

Полный текст |  Краткий текст


Йемен > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 марта 2017 > № 2117697

Йемен: Интернациональное разрешение конфликта

Мустафа аль-Мансури, Aden gad, Йемен

Больше нет никаких сомнений в том, что война в Йемене не придет к концу ни в ближайшей перспективе, ни даже в обозримое время. Дело представляется крайне неопределенным и временные рамки для него установить трудно. Также отсутствуют сомнения в вопросе, что в Йемене существует реальная сила и план как себя поставить, несмотря на то, как сильно его истощили удары арабской коалиции. Сана продолжает вращаться во всех направлениях, проявляя чудеса хитрости, и продвигается твердыми шагами в боях на суше в землях Саудовской Аравии, равно как и на море, где Саудовская Аравия угрожает международным морским каналам. Сана также не дает расслабиться освобожденным районам, которые перманентно находятся в состояния напряжения от вероятности повторного падения под ноги Саны. Внутри и вокруг нее существует невероятно запутанный пояс безопасности и ни одному муравью не удастся посягнуть на святость суверенитета.

Сана не священна, ее не будут сравнивать с городами, которые представляют важный смысл человеческой цивилизации. Города, о которых мы говорим, превратили в пыль. Сана не Ирак и не Левант, она не может тягаться с величайшей историей некоторых городов этого региона. Однако у Саны есть своя специфика, которую она имеет в результате сложных внутренних переплетений, есть сила единства в достижении цели, есть сплоченность. Что касается арабской коалиции, то она ведет бои в Йемене, имея большие деньги и оружие, однако у нее мало последователей.

После провала планов арабской коалиции привнести из-за рубежа власть, которая бы сотрудничала с ними, следовало экстренно принимать меры. Тогда возникла большая проблема в отказе стран перемещать свои войска, чтобы воевать за пределами своего государства. Сана же выдвинула войска, воюющие ожесточенно. За этим стояла несправедливость и угнетенность народов Южного Йемена, южане поднялись на битву со свирепостью.

Расширение круга военных действий со стороны южан — явный признак того, что южане понимают: чтобы защитить себя, корень зла нужно бить в его же норах. Арабская коалиция проливает кровь йеменских бойцов, используя их в интересах, которые весьма далеки от романтических представлений этих солдат. С другой стороны, йеменские бойцы доводят человеческие ресурсы арабской коалиции до истощения, тем самым отбрасывая ее все дальше от достижения ее целей.

Эта война слишком грязная, чтобы быть просто преступлением или просто разрушением. В будущем она породит месть, зерна которой уже прорастают во многих душах. Уже ждет своего момента день расплаты, который одинаково настанет и для Юга и для Севера. Эта война оставила на щеках обоих народов шрамы, о существовании которых время уже не поможет забыть. Плач стоял повсюду: в каждом доме, в каждой семье, в каждом городе. Попав под тень заблуждения этой войны, ни один регион уже не сможет принадлежать себе, даже после того, как война закончилась. Война пришла извне, ее сорняки проросли сначала на бумаге, а потом расползлись во все стороны.

Осуществление своей мечты в этой войне уже не видят ни Юг ни Север, а уцелевшим в ней остается только выдержка и терпение. Арабская коалиция обнаружит себя зажатой в клещах Юга и Севера и одновременно под угрозой удара молотка отказа соглашаться с ее действиями со стороны более сильных государств. Последствия ее негативных действий затронут многие страны региона, их нервы и стратегические жизненно важные артерии, что без сомнения, заставит их двигаться в противоположном направлении от арабской коалиции.

Давайте спросим себя, какую силу представляет эта коалиция на карте сильнейших?! Как долго она сохранит свое равновесие?! Законно ли ее бесконечное присутствие на земле, море и в воздухе?! Как долго миллионы людей будут страдать от голода, болезней, бедности и скитаний, прося о помощи?! Как долго на всей йеменской земле, как оккупированной, так и освобожденной, люди будут страдать от низкого уровня безопасности, жизни, здоровья и образования?! Все это касается жизни общества. В нем есть те, кто поддерживает Салеха и те, кто поддерживает хуситов, и по отношению к каждой стороне нужно проявить уважение и услышать их мнение.

В Сирии де Мистура сбился с верного пути, оказавшись не в состоянии урегулировать проблемы в этом сложном бурлящем регионе, где наибольшими из бед стали голод и массовые миграции. Он не смог поднять руки, погруженные в тело Сирии, которое было расчленено под предлогом ее же безопасности. Все те, кто поставлял бойцов и оружие, способствовали тому, чтобы страх достиг того уровня, когда он пробрал до самых глубин страны соседние к Сирии и государства за ее пределами, когда они видели силу бойцов, их веру и кровь, которая текла из уст того, кто ел печень противника.

Сегодня к де Мистура пришли все стороны, которые вчера отвергали его предложения. Сегодня он сидит далеко, дает советы и дергает всех за ниточки, а враждующие стороны дерутся вокруг него как студенты. Мы не будем говорить о легитимности вмешательства России, ее присутствии в регионе и целях, которые она преследует. Также как не будем рассматривать, что ждет Сирию в связи с российской интервенцией, которая способствует все большему растаскиванию сторонников режима и сторонников оппозиции в разные стороны, а те, кто отвергает существующее положение дел, становятся целью палящего российского огня.

Исмаил Ульд Шейх Ахмед также сидит далеко, и к нему также придут стороны в конфликте. Вокруг него также будут крутиться две команды, чтобы решить все вопросы, а не только исправить ситуацию в области политики и безопасности. В этих двух сферах проблемы уже стали смерчем, сметающим все на своем пути в процессе продолжающейся борьбы. В этот раз за столом переговоров будут поставлены основные вопросы о причинах, из-за которых разгорелась война, пожар которой удастся потушить только решением, принципиально устраивающим всех. Да, проникнуть к реальным корням проблемы и вылечить ее.

Вмешательство русских в Сирии происходило по легитимной просьбе Башар аль-Асада. Но и вмешательство России в Йемене сложно назвать нелегитимным. Оно законно и по отношению к Хади, и по отношению к тем, кто поддержал переворот. Вмешательство, представленное таким образом, что его целью было предотвратить превращение Йемена в территорию опасного насилия. Предотвратить тревогу, которая стала появляться в крупных странах. Предотвратить смерти миллионов людей в период войны. Предотвратить начало полного распада государства, в котором картонная легитимность принадлежала бы Хади, а положение восставших представлялось бы как большой фарс.

Для того, чтобы не допустить вмешательство России, которая сегодня явно сигнализирует об этом, арабской коалиции нужно принять серьезные меры. Россия продвигается в Йемене, помогая людям в Сане. Самый важный вопрос в такие моменты: могут ли Саудовская Аравия и ОАЭ управлять политическим и военным досье, а также другими вопросами, которые явно плавают на поверхности? Хватит ли у них смекалки, чтобы выйти победителями, или же мы получим ту же участь, которая постигла Ирак и Левант? В очередной раз мы оказались не готовы к тому, что интернациональное разрешение конфликта проходит через руки России. Учитывая, что вмешательство проходит на фоне борьбы двух частей государства, этот факт представляется для него убедительным оправданием.

Йемен > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 марта 2017 > № 2117697


Йемен > Армия, полиция > un.org, 24 марта 2017 > № 2116703

Тысячи жителей прифронтовой зоны в Йемене получили помощь

Сотрудники Управления ООН по делам беженцев (УВКБ) рапортуют о доставке помощи жителям города Мокха в йеменской провинции Таиз. Этот район долгое время оставался недоступным для гуманитарных работников. За последние полтора месяца активные боевые действия вынудили около пятидесяти тысяч местных жителей покинуть свои дома.

«В связи с активными боевыми действиями и ограничениями, установленными воюющими сторонами, попасть в Мокху было особенно сложно, - сказал представитель УВКБ Мэтью Салтмарш. - На этой неделе это удалось, наши сотрудники оказались в непосредственной близости от линии фронта и застали там удручающую картину: люди подавлены, у них нет воды и продовольствия, отсутствуют средства санитарии».

В ООН предупреждают о том, что многим жителям Йемена грозит голод. Всемирная продовольственная программа в настоящее время оказывает помощь семи миллионам йеменцев, однако в связи с недостатком финансирования индивидуальные пайки пришлось урезать.

Йемен > Армия, полиция > un.org, 24 марта 2017 > № 2116703


Иран. Йемен > Армия, полиция > iran.ru, 24 марта 2017 > № 2116668

Поставляет ли Иран оружие хуситам в Йемен?

Иран посылает современное оружие и военных советников повстанческому движению хуситов в Йемен, активизируют поддержку своего шиитского союзника в гражданской войне, исход которой может повлиять на баланс сил на Ближнем Востоке, заявляет Reuters со ссылкой на региональные и западные источники.

Враг Ирана - Саудовская Аравия, управляет суннитской арабской коалицией, борющейся с хуситами на южной оконечности Аравийского полуострова, что является частью той же борьбы за влияние в регионе, которая подпитывает войну в Сирии, отмечает Reuters.

Ссылаясь на неназванного эксперта по военным движениям в Йемене, агентство заявляет, что "в последние месяцы, Иран сыграл большую роль в двухлетнем конфликте, путем активизации поставок оружия и другой поддержки". По мнению агентства, это отражает стратегию, которую Иран использовал для поддержки своего ливанского союзника - "Хезболлы", в Сирии.

Как утверждает Reuters, ссылаясь на анонимного высокопоставленного иранского чиновника, командующий силами спецназначения "Кудс" Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) генерал-майор Касем Сулеймани встретился с высшими чинами КСИР в Тегеране в прошлом месяце, чтобы найти пути расширения возможностей в отношении поддержки хуситов.

"На этой встрече они договорились увеличить объем помощи, путем обучения, вооружения и финансовой поддержки", - сказал этот чиновник.

Иран отвергает обвинения Саудовской Аравии в том, что он оказывает финансовую и военную поддержку хуситам в борьбе за Йемен, обвиняя в углубляющемся кризисе Эр-Рияд, отмечает Reuters.

Но действия Ирана в Йемене, кажется, отражают растущее влияние сторонников жесткой линии в Тегеране, стремящихся упредить более жесткую политику в отношении Ирана со стороны президента США Дональда Трампа, отмечается в материале.

Бригадный генерал Ахмед Ассери, представитель арабской коалиции борющейся с хуситами, сказал Reuters: "Нам не хватает информации или доказательств того, что иранцы, различными средствами, занимаются контрабандой оружия в регион. Но мы видим, что противотанковое оружие "Kornet" находится там, а до этого его не было в арсенале йеменской армии или у хуситов. Оно появилось позже".

Лидер хуситов ответил на обвинения Ирана в контрабанде оружия в Йемен, тем, что назвал эти информационные вбросы "попыткой скрыть провал Саудовской Аравии превалировать в неразрешимой войне, в которой, по меньшей мере, уже 10 000 человек были убиты, а страна находится на грани голода".

"Саудовцы не хотят признавать свои недостатки, поэтому они ищут ложных оправданий ... после двух лет агрессии, в которой участвуют Соединенные Штаты и Великобритания", - заявил агентству Reuters лидер хуситов, отказавшийся назвать свое имя.

Саудовская Аравия вмешалась в гражданскую войну в Йемене в 2015 году, чтобы поддержать президента Абд-Раббу Мансура Хади после того, как тот был изгнан из столицы страны Саны, восставшими хуситами.

Правительственные силы на юге и востоке страны контролируют большую часть территории Йемена, в то время как хуситы контролируют большинство населенных пунктов на северо-западе, в том числе Сану.

Иран. Йемен > Армия, полиция > iran.ru, 24 марта 2017 > № 2116668


Йемен > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 23 марта 2017 > № 2116701

Верховный комиссар по правам человека вновь призвал начать международное расследование нарушений в Йемене

В свете последовательного ухудшения ситуации в Йемене Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн «вынужден» повторить свой призыв начать международное расследование действий сторон йеменского конфликта. Об этом заявила его заместитель Кейт Гилмор, выступая в четверг на заседании Совета ООН по правам человека в Женеве.

«Нарушения, которые, согласно поступающим данным, происходят в Йемене, настолько серьезны, что просто недопустимо оставить их безнаказанными,- сказала Кейт Гилмор. - При отсутствии соответствующих юридических механизмов на национальном уровне, особую значимость приобретают международные и независимые альтернативы такому механизму».

За два года конфликта в Йемене погибли и ранены 13 тысяч мирных жителей. По словам Гилмор, в настоящее время продолжаются военные действия в районе портовых городов Мокха и Ходейда, а гражданское население там «находится под перекрестным огнем». Она также подтвердила, что повреждение подъемных кранов в портах этих городов усугубило гуманитарный кризис в Йемене - эта страна ввозит почти все продовольствие и топливо из-за границы.

Йемен > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 23 марта 2017 > № 2116701


Йемен. Южный Судан. Сомали > Агропром. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 11 марта 2017 > № 2100668

«В этом году миллионы детей будут голодать»

ООН предупредила о крупнейшем гуманитарном кризисе с 1945 года

Иван Захаров

Йемен, Южный Судан, Сомали и Нигерия столкнулись с крупнейшим гуманитарным кризисом начиная с момента основания ООН в 1945 году. По данным, представленным гуманитарным руководителем ООН Стивеном О'Брайеном, более 20 млн человек в этих странах страдают от голода и истощения.

Стивен О'Брайен сообщил Совету Безопасности ООН, что «без коллективных и координированных усилий на глобальном уровне люди просто умрут от голода» и что «еще больше пострадает и погибнет от болезней». Чтобы предотвратить катастрофу, он предложил немедленно предоставить средства Йемену, Южному Судану, Сомали и Нигерии. Также он заявил о необходимости обеспечить безопасный и беспрепятственный доступ к гуманитарной помощи.

«Точнее говоря, <...> нам нужно $4,4 млрд к июлю», — пояснил О'Брайен.

Гуманитарную помощь политизируют

Без основательного вливания денег, продолжил представитель ООН, дети продолжат страдать от недоедания и не смогут ходить в школу, результаты экономического развития потеряют свой смысл, а «средства к существованию, будущее и надежда будут потеряны».

По определению ООН, голодом называют такую ситуацию, при которой более 30% детей в возрасте менее пяти лет страдают от острого недоедания, а уровень смертности составляет две или более смерти на 10 тыс. человек ежедневно.

«Уже в начале 2017 года мы стоим на пороге наибольшего гуманитарного кризиса с момента основания Организации Объединенных Наций, — заявил Стивен О'Брайен. — Сейчас более 20 тыс. человек в четырех странах страдают от голода и истощения».

Наиболее тяжелая ситуация, по оценкам представителя ООН, сложилась в Йемене, где 2/3 населения — 18,8 млн человек — нуждаются в поддержке, а более 7 млн испытывают голод. С января этого года цифра возросла на 3 млн.

Йемен в настоящий момент является беднейшей страной арабского мира. По словам О'Брайена, только за последние два месяца более 48 тыс. человек бежали из мест, охваченных войной. Во время своего недавнего визита в эту страну он встретился с высшим государственным руководством и шиитскими повстанцами-хуситами, контролирующими Сану — столицу государства. Обе стороны обещали предоставить доступ к гуманитарной помощи.

«Однако все стороны в произвольном порядке отказывают в непрерывном гуманитарном доступе и политизируют помощь», — продолжил он, предупредив, что если их отношение к данной проблеме не изменится сейчас, то «они должны будут понести ответственность за неизбежный голод, лишние жертвы и связанное с этим ухудшение тяжелого положения, которые последуют затем».

На 2017 год для обеспечения йеменцев «жизненно необходимой помощью и защитой» требуется $2,1 млрд, из этой суммы было получено только 6%.

В связи с этим 25 апреля на конференции по объявлению взносов для Йемена в Женеве будет председательствовать генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш.

Деньги нужны прямо сейчас

Гуманитарный руководитель ООН также посетил Южный Судан — самую молодую страну в мире (получила независимость от Судана в 2011 году), опустошенную трехлетней гражданской войной. Как он выразился, «ситуация хуже, чем когда бы то ни было». О'Брайен считает, что участники конфликта также виновны и в голоде, так как не предпринимают ничего, чтобы остановить насилие.

В помощи нуждаются более 7,5 млн человек. 1,4 млн из них оказались в тяжелом положении только с прошлого года. Около 3,4 млн жителей Южного Судана были вытеснены из своих домов войной, а почти 200 тыс. бежали из страны с начала января.

По подсчетам ООН, в результате военного конфликта в Южном Судане более 1 млн детей оказались при смерти. Еще на большую территорию распространилась эпидемия холеры, разразившаяся в июне 2016 года.

Другая проблемная страна — Сомали. Более половины населения этого государства — 6,2 млн человек — срочно нуждаются в помощи. 2,9 млн из них — на грани голода, им требуется незамедлительная помощь для спасения или поддержания жизни.

По оценкам О'Брайена, примерно 1 млн детей в возрасте до пяти лет будут остро недоедать в этом году.

«То, что я увидел и услышал во время моего пребывания в Сомали, было мучительно — женщины и дети неделями бродят в поисках еды и воды. Они потеряли свой скот, источники воды пересохли, и у них ничего не осталось для выживания. Когда все потеряно, женщины, мальчики, девочки и мужчины теперь перебираются в городские центры», — рассказал О'Брайен.

Нынешние показатели говорят о повторении ситуации 2011 года, когда в Сомали так же остро стояла проблема голода. Однако гуманитарные партнеры ООН присутствуют на местах больше, лучше контролируют ресурсы, установили более сильные связи с новым правительством, недавно объявившим о засухе как о национальной катастрофе.

«Для ясности, мы может предотвратить голод, — заключил О'Брайен. — Мы готовы, несмотря на невероятные риски и опасность. Но нам нужны эти огромные средства сейчас».

На северо-востоке Нигерии на протяжении семи лет зверствует исламистская группировка «Боко Харам» (организация признана террористической и запрещена на территории РФ), что привело к гибели более 20 тыс. человек и вынудило 2,6 млн покинуть свои дома. В прошлом месяце координатор ООН по гуманитарным вопросам заявил, что из-за недостатка питания некоторые взрослые слишком слабы, чтобы ходить, а часть сообществ потеряла всех младенцев.

Йемен. Южный Судан. Сомали > Агропром. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 11 марта 2017 > № 2100668


Япония. Йемен > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > nhk.or.jp, 9 марта 2017 > № 2098523

Япония предоставит ЮНИСЕФ средства на оказание помощи детям в Йемене

Япония пообещала предоставить ЮНИСЕФ более 13 миллионов долларов на оказание помощи детям в страдающем от военного конфликта Йемене.

Средства общей суммой 13 миллионов 300 тысяч долларов будут направлены на финансирование двух проектов по улучшению детского здравоохранения и питания, а также по подготовке преподавателей и предоставлению школьного оборудования.

В среду постоянный представитель Японии в ООН Коро Бэссё и исполнительный директор ЮНИСЕФ Энтони Лейк приняли участие в церемонии подписания соглашения в Нью-Йорке.

Как отметил Бэссё, Япония рассчитывает помочь улучшить образовательную инфраструктуру и общественное здравоохранение для того, чтобы обеспечить лучшее будущее для населения Йемена.

Япония. Йемен > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > nhk.or.jp, 9 марта 2017 > № 2098523


Йемен. Эфиопия. Африка > Агропром > worldbank.org, 8 марта 2017 > № 2102107

Президент Группы Всемирного банка призвал к немедленным действиям по преодолению продовольственного кризиса

Вашингтон, 8 марта 2017 года. Сегодня Президент Группы Всемирного банка Джим Ён Ким выступил со следующим заявлением о катастрофических масштабах дефицита продовольствия в странах Африки к югу от Сахары и Йемене:

«Голод – это пятно на нашей коллективной совести. Жизнь миллионов людей в опасности, и еще большее число людей погибнет, если мы не начнем действовать быстро и решительно.

Группа Всемирного банка выражает свою солидарность с теми, кому сейчас угрожает голод. Поэтому мы приняли решение мобилизовать оказание срочной поддержки Эфиопии, Кении, Нигерии, Сомали, Южному Судану и Йемену. Нашей первоочередной задачей является совместное с партнерами обеспечение снабжения населения продовольствием и водой. В настоящее время мы мобилизуем пакет финансовой помощи в размере свыше 1,6 млрд долл. США для создания систем социальной защиты, повышения устойчивости местного населения и продолжения оказания услуг наиболее уязвимым группам населения. Этот пакет включает более 870 млн долл. США, предоставленных в рамках уже реализуемых проектов, предназначенных для оказания помощи общинам, которым угрожает голод. Я также обратился к нашему Совету директоров с просьбой утвердить новые операции на сумму 770 млн долл. США, значительная часть которых финансируется из средств Механизма оперативного реагирования на кризисные ситуации МАР.

Группа Всемирного банка окажет помощь в удовлетворении насущных потребностей, вызванных нынешним продовольственным кризисом, но мы должны осознавать, что голод будет иметь долгосрочные последствия для здоровья людей, их способности учиться и зарабатывать на жизнь. Поэтому мы будем продолжать работать с местным населением, помогая ему вернуться к нормальной жизни и подготовиться к будущим шокам.

Мы тесно координируем свои действия с ООН и другими партнерами по всем направлениям нашей деятельности. Мы знаем, что преодолеть этот острый кризис не получится без тесного сотрудничества всех учреждений, работающих в области развития и оказания гуманитарной помощи. Мы призываем международное сообщество действовать быстро и решительно в ответ на международный призыв ООН к мобилизации ресурсов на борьбу с голодом.

Для того чтобы предотвратить кризисы в будущем, необходимо инвестировать средства в устранение глубинных причин и факторов, которыми сегодня обусловлена уязвимость, и помогать странам укреплять устойчивость их институтов и общества».

Контекст

В пораженных голодом странах и регионах значительный процент населения не имеет доступа к основным продуктам питания, растет число случаев острого недоедания, смертность от голода достигает беспрецедентно высоких уровней. Больше всего от голода страдают дети в возрасте до пяти лет. Голод может повлиять на благосостояние целого поколения. В Южном Судане голод был официально объявлен 20 февраля. От него страдают около 100 тысяч человек и в настоящее время существует реальная угроза голода и в других странах, в том числе в Йемене и на северо-востоке Нигерии. Продолжающиеся вооруженные конфликты, отсутствие общественной безопасности и нестабильность еще больше усугубляют дефицит продовольствия, испытываемый миллионами жителей региона, который уже привел к появлению огромного количества перемещенных лиц и других трансграничных эффектов. Так, например, нехватка продовольствия в Сомали и голод в Южном Судане ускоряют приток беженцев в Эфиопию и Уганду. По оценкам ООН, около 20 миллионов жителей Нигерии, Южного Судана, Сомали и Йемена находятся «на грани голода». Засухой охвачены также Уганда и некоторые районы Танзании. Последний раз голод был объявлен в 2011 году в Сомали, где он унес 260 тысяч жизней.

Йемен. Эфиопия. Африка > Агропром > worldbank.org, 8 марта 2017 > № 2102107


США. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 6 марта 2017 > № 2096112

Бывший узник Гуантанамо уничтожен в результате бомбардировки в Йемене 2 марта, сообщил представитель Пентагона Джефф Дэвис журналистам в понедельник.

"Мы можем подтвердить гибель бывшего узника Гуантанамо Ясира аль-Силми (Yasir al Silmi)", — сказал представитель ведомства на брифинге. По его словам, аль-Силми был уничтожен во время авиаудара по позициям "Аль-Каиды" (группировка запрещена в РФ) в Йемене.

В Пентагоне уточнили, что аль-Силми находился в тюрьме для террористов на базе Гуантанамо на Кубе с 2002 по 2009 год. Информации о том, когда и на каких основаниях он был переведен из Гуантанамо или освобожден, не приводится.

Дэвис также подтвердил, что накануне была проведена очередная бомбардировка позиций боевиков "Аль-Каиды". По его словам, ее целью стали семь экстремистов.

Закрытие тюрьмы Гуантанамо для международных террористов, созданной США в 2002 году на военной базе на Кубе, являлось одним из главных обещаний Барака Обамы во время его первой предвыборной кампании в 2008 году. В конце декабря 2016 года Обама, несмотря на отказ конгресса финансировать закрытие тюрьмы в 2017 году, обещал продолжить перевод узников Гуантанамо в другие страны до последнего дня своего президентства.

Новый президент США Дональд Трамп неоднократно заявлял, что не поддерживает идею закрытия тюрьмы, поскольку считает, что перевод заключенных из нее несет угрозу безопасности США.

По состоянию на 19 января 2017 года в Гуантанамо оставался 41 заключенный.

США. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 6 марта 2017 > № 2096112


Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 5 марта 2017 > № 2094979

По меньшей мере 11 йеменских солдат погибли в результате двух атак боевиков террористической группировки "Аль-Каида" (запрещена в РФ), передает агентство Ассошиэйтед Пресс со ссылкой на анонимного источника в службе безопасности.

По словам источника, боевики совершили нападение на КПП в южной провинции Абьян, в результате чего погибли шесть солдат. Еще пять были убиты боевиками в провинции Хадрамаут.

В Йемене с 2014 года продолжается вооруженный конфликт правительственных войск и повстанцев-хуситов. На юге страны действуют террористические группировки ИГ и "Аль-Каида" (запрещены в РФ), которые регулярно атакуют военных.

Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 5 марта 2017 > № 2094979


США. Йемен > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 3 марта 2017 > № 2094874

ВВС США нанесли удар по «Аль-Кайде» в Йемене

Местные жители сообщают о возможных жертвах среди гражданского населения

По информации властей Йемена и свидетельствам очевидцев, американские военные в течение двух дней осуществляли воздушные удары по предполагаемым позициям боевиков «Аль-Кайды».

Официальные лица сообщают, что целью одной из атак, проведенной перед рассветом в пятницу, был дом одного из главарей террористической группировки в Вади Яшбам, провинции Шабва. Авиаудары также были нанесены в соседней провинции Абьян.

Местные жители сообщают о возможных жертвах среди гражданского населения.

Американские военные еще не прокомментировали эту операцию.

В разговоре с AFP, один из очевидцев описал события раннего утра пятницы как «ужасающую ночь».

По словам официальных лиц США, боевики «Аль-Кайды» использовали неподконтрольные правительству территории Йемена для планирования и осуществления террористических атак на США и их союзников.

США. Йемен > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 3 марта 2017 > № 2094874


Йемен. Саудовская Аравия > Армия, полиция > iran.ru, 3 марта 2017 > № 2093496

Новая эскалация ситуации в Йемене

Алексей Романов,

Специально для Иран.ру

Пока практически все мировые, арабские и российские СМИ ежедневно и в красочных деталях расписывают ход боевых действий в Сирии, практически полностью выпала из внимания другая арабская страна, занимающая стратегически важное положение на пересечении транспортных путей из Европы в Азию и находящаяся на пути транспортировки нефти и газа из Персидского залива в Европу. Речь идет о Йемене, где уже 3 года осуществляется агрессия коалиции арабских монархий Персидского залива и ряда других исламских стран во главе с Саудовской Аравией.

Цель интервенции, по версии Эр-Рияда, - устранение коалиции шиитских повстанцев-хуситов и влиятельных суннитских племен, сплотившихся вокруг бывшего президента Абдалла Салеха. При этом основной предлог для столь наглого вмешательства во внутренние дела суверенного государства вызывает лишь смех: якобы Иран стремится к региональному господству посредством установления своего правления в Йемене посредством хуситов. Как смешны и утверждения Эр-Рияда о том, что Тегеран намерен использовать йеменскую территорию для вторжения с юга в Королевство Саудовской Аравии (КСА), чтобы развалить и без того прогнившее саудовское королевство и захватить основные святыни ислама – Мекку и Медину - для их передачи под международный контроль.

При этом все забыли тот факт, что прозападный президент Йеменской республики (ЙР) «в изгнании» Мансур Аль Хади, ставку на которого сделали консервативные режимы Аравии, и который в 2011 году заменил Абдаллаха Салеха исключительно благодаря грубому вмешательству Катара в йеменский процесс примирения, уже более не глава Йемена даже формально, так как срок его полномочий давно истек, а новые президентские выборы в республике не проводились.

Расклад сил

Сам Хади базируется в Эр-Рияде под охраной саудовских сил безопасности, а члены его «правительства» частично находятся в Адене под охраной контингента аравийской военной коалиции, захватившего этот второй по величине город ЙР. И в последние дни они все чаще курсируют между двумя городами, не скрывая, что готовится новый виток войны в Йемене. Совершенно очевидно, что просаудовская коалиция не хочет решить йеменский конфликт мирным путем, надеясь на то, что в конечном счете ее войска смогут разгромить хуситов - салеховцев. Поэтому усилия специального посланника генерального секретаря ООН Исмаила Ахмеда пока явно напрасны, хотя и могут понадобиться, если хуситы и салеховцы сдадут Сану. Но все понимают, что это может произойти только после длительных и кровопролитных сражений между аравийской коалицией и объединенными отрядами хуситов и вооруженных сил Абдаллаха Салеха. И никто не может предсказать, сколько времени это может занять: 3-4 месяца или год-два.

В любом случае, мирный путь Эр-Рияду не нужен, поскольку сохранение у хуситов и группировки Абдалла Салеха рычагов власти и сфер влияния, по мнению саудовцев, будет означать и сохранение иранского присутствия в Йемене. А это неприемлемо для саудовских правителей, которые открыто делают ставку на откровенно антииранский курс президента Трампа. И сейчас Эр-Рияд стремится закрепить новую администрацию Вашингтона в ее первых враждебных шагах по отношению к Тегерану, делая акцент на фронтальном противостоянии Ирану в наиболее важных точках региона: Сирия, Ливан, Ирак, Йемен. И саудовцы явно спешат.

Направление нового удара

Судя по информации из самого Йемена и стран ССАГПЗ, речь идет о подготовке наступления войск просаудовской коалиции на Ходейду – стратегически важный порт (второй после Адена) на побережье Красного моря, через который продолжается снабжение хуситов и лояльных Абдалла Салеху сил оружием и боеприпасами, а населения Саны – гуманитарными товарами и продовольствием.

Этот порт пытаются блокировать саудовские военные корабли, которые периодически попадают под обстрел ракетами со стороны хуситов с берега и катеров. Поэтому навязать Ходейде блокаду аравийской коалиции не удалось. А сохранение морского пути снабжения хуситов позволяет им удерживать столицу страны, которую уже пытались взять саудовцы, но без особого успеха. Принято решение захватить Ходейду с земли – путем наземного наступления вдоль побережья Красного моря с юга. Взятие Ходейды, по расчетам военных КСА и командования войск, верных Мансуру Аль Хади, должно открыть путь к взятию йеменской столицы, которая и так регулярно подвергается авиаударам ВВС КСА и других участников «коалиции», что влечет гибель мирного населения. Все эти расчеты укладываются в стратегию Саудовской Аравии, ОАЭ и других стран ССАГПЗ по «сдерживанию» якобы иранской «экспансии» в регионе.

Разгул антииранской пропаганды

Признаки нарастающей эскалации ситуации в Йемене заметны уже и в СМИ. Так, выходящая на саудовские деньги в Лондоне газета «Аш-Шарк аль-Аусат» в феврале сего года изобиловала различными материалами с призывами и оправданиями возможной операции по «освобождению» Ходейды. Основной лейтмотив всех подобных информационно-пропагандистских взбросов - надо «очистить» все йеменские порты, и прежде всего Ходейду, от различных «незаконных вооруженных формирований», которые занимаются обеспечением контрабанды иранского оружия и якобы «угрожают» судоходству в южной части Красного моря.

Хотя именно в эритрейских портах Массауа и Асаб и через них КСА и ОАЭ занимаются военной деятельностью, которую вполне можно квалифицировать как вооруженное вмешательство во внутренние дела суверенного Йемена и подрыв суверенитета этой страны, что угрожает стабильности и безопасности югу Аравийского полуострова, зоне Красного моря, Аденского залива и Баб эль-Мандебского пролива, а значит и международному судоходству.

Не отстают от этого и публикуемые в СМИ КСА различные выкладки сомнительных арабских аналитиков, которые сводятся фактически к одному – настало время покончить с продвижением Ирана внутри арабского мира и вглубь Аравийского полуострова. По их утверждению, Сирия, Ирак и Ливан уже вошли в сферу влияния Тегерана, а Йемен может вот-вот попасть под иранский «контроль». Сильно нагнетают атмосферу и так называемые «министры» йеменского правительства, совершающие сейчас челночные поездки между Аденом и Эр-Риядом, которые создают образ агрессивно настроенной стороны коалиции хуситов-салеховцев, которая якобы сводит на «нет» все попытки спецпредставителя генсекретаря ООН Исмаила Ахмеда запустить мирные переговоры между враждующими сторонами.

При этом забывают, что именно подобные переговоры под покровительством ССАГПЗ, прежде всего КСА и Катара, и привели к уходу президента Абдаллаха Салеха и созданию слабой власти во главе с Мансура Аль Хади, что и закончилось нынешним конфликтом в ЙР, куда своими вооруженными силами и ВВС вмешались в 2014 году аравийские монархии. Искажена ими и суть недавних заявлений лидера и религиозного вождя хуситов Абдель Малика аль-Хуси о наличии у его сторонников БПЛА и разработок тактических ракет, хотя это было лишь предупреждением Эр-Рияду, который все более активно ратует за новые военные баталии в Йемене. В свою пользу они обыграли и недавнее письмо к генеральному секретарю ООН председателя Высшего политического совета в Сане (главный орган власти – прим.) Салиха Ас-Самада о необходимости замены Исмаила Ахмеда как откровенно просаудовского деятеля. В общем, просаудовско-проамериканские деятели вокруг Мансура Аль Хади полностью отрицают право хусито-салеховцев на самооборону и даже сопротивление внешней агрессии, осуществляемой в обход СБ ООН и норм международного права. И эта позиция активно поддерживается Западом.

Политический смысл военного штурма

Есть все основания полагать, что так называемые правительственные йеменские войска вскоре начнут широкомасштабную операцию при поддержке КСА и ОАЭ для штурма Ходейды, чтобы полностью отсечь Сану и другие районы влияния хусито-салеховцев от красноморского побережья страны. Ведь именно оттуда, помимо оружия, поступает 100% гуманитарной помощи йеменскому населению. Это стало бы продолжением операции «Золотое копье», начатой ранее с целью захвата Баб эль-Мандебского пролива и порта Моха южнее Ходейды.

Но ничего кроме зоны хаоса и гуманитарной катастрофы это не даст, учитывая, что костяк наступающих составляют бойцы из «Мукавама Джанубийя» (южное сопротивление – прим.), то есть южане, лояльные южнойеменскому движению «Хирак», которые исторически не могут быть встречены дружелюбно племенами Северного Йемена. А все побережье севернее Баб-эль-Мандебского пролива исторически было частью ЙАР, а не НДРЙ, и южанам там делать нечего, учитывая специфику родо-племенного устройства и традиций Йемена. Понимая это, Саудовская Аравия и ОАЭ скорее всего хотят не столько сами захватить Ходейду, сколько организовать хаос в районе стратегически важного для международного судоходства района Баб эль-Мандебского пролива и тем самым создать casus belli для втягивания США в войну в ЙР на стороне аравийской коалиции. Отсюда – попытки приравнять хуситские и салеховские структуры к террористическим организациям типа «Аль-Каиды Аравийского полуострова» (АКАП) и ИГ.

Налицо повышение градуса йеменской войны в шкале ближневосточных конфликтов, причем под откровенно антииранским углом. В любом случае, Вашингтон при Трампе, скорее будет смотреть сквозь пальцы на действия «правительственных» войск Йемена и их аравийских покровителей при штурме Ходейды, даже если это приведет к массовым жертвам среди мирного населения и гуманитарной катастрофе. Ведь тогда будет повод без промедления двинуться на Сану, которая в случае падения Ходейды останется без гуманитарной помощи и продовольствия.

В целом, Запад к вторжению уже готов, а КСА и его союзники по ССАГПЗ и подавно. Им не важно, сколько крови прольется. Главное – подавить хуситов и силы Абдаллаха Салеха, и тем самым «прекратить» экспансию Ирана на юге Аравии. Ведь это развяжет руки для вытеснения Тегерана и его «ставленников» в Ливане (Хизбалла) и Сирии (алавитский режим Башара Асада). А там можно будет вновь взяться за Ирак, где у власти находится шиитское правительство, строящее добрососедские отношения с ИРИ.

Позиция России

Россия - категорически против кровопролития. Но вряд ли она в состоянии повлиять на настрой большинства членов комитета по санкциям в ООН. Видимо, Москва стала жертвой своей политики чрезмерного стремления к международному консенсусу, по крайней мере в те годы, когда разгорались «цветные революции» на Ближнем Востоке. И переоценила внешне мирный настрой заявлений западных лидеров в 2011 – 2012 г.г. Отсюда – голосование или воздержание при голосовании резолюций СБ ООН по Ливии, которые позволили НАТО развязать открытую агрессию против Ливийской Джамахирии и скинуть ее законное правительство, допустив мерзкую расправу над ее лидером Муаммаром Каддафи.

В тот период РФ поддержала и ряд резолюций по Йемену, которые привели к замене Абдаллаха Салеха, лояльного и исторически дружественно настроенного к Москве, на прозападного Мансура Аль Хади, а также позволил ввести санкции, которые сейчас используются против хусито-салеховцев, хотя Мансур Аль Хади после истечения срока его полномочий уже нелегитимен. Итог налицо и сегодня: посол России в Йемене базируется в Эр-Рияде при Мансуре Аль Хади и его правительстве, а посольство работает в Сане при хуситах и салеховцах. Что-то это не совсем вяжется с логикой. Да и с интересами страны. Ведь Мансур Аль Хади и стоящих за ним Саудовская Аравия и США, вряд ли можно считать друзьями РФ.

В этой связи стоит напомнить о прецеденте с Ираком – когда Москва в ноябре 2002 года поверила ложной информации США о том, что Багдад обладает программами ОМУ и ракет, и не стала блокировать резолюцию СБ ООН, которая затем была использована для правового оправдания американского вторжения в Ирак.

******

В ситуации явной искусственной эскалации в Йемене, что создает угрозу стабильности основному транспортному коридору между Европой и Азией, а также экспорту нефти из зоны Персидского залива в Европу, Москве и Тегерану было бы полезным более плотно координировать свои внешнеполитические шаги по снижению напряженности на Юге Аравию и противодействию агрессивным намерениями Запада и аравийской коалиции, направленным на разжигание кровопролития в Йемене.

Йемен. Саудовская Аравия > Армия, полиция > iran.ru, 3 марта 2017 > № 2093496


Йемен > Агропром > zol.ru, 1 марта 2017 > № 2089885

МККК: запасов продовольствия в Йемене хватит максимум на несколько месяцев

Запасов продовольствия в Йемене хватит максимум на четыре месяца, после чего население столкнется с угрозой голода, заявил руководитель операций Международного комитета Красного Креста (МККК) на Ближнем Востоке Роберт Мардини, сообщает 28 февраля Reuters.

Доставка гуманитарной помощи из портового города Ходейда в другие города затруднена из-за боестолкновений в близлежащих районах порта Ходейда.

Заместитель Генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам Стивен О'Брайен призвал международное сообщество активизировать усилия, направленные на оказание гуманитарной помощи. О'Брайен отметил, что власти Йемена должны дать гарантии, что помощь будет доставлена до семи миллионов человек, которые в настоящий момент столкнулись с острой нехваткой продовольствия.

Напомним, ранее Генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш заявил, что в текущем году перечислено только $90 млн из необходимых $5 млрд 600 млн для проведения гуманитарных операций в Нигерии, Сомали, Южном Судане и Йемене.

В Йемене уже продолжительное время друг другу противостоят хуситы, исповедующие шиизм, и суннитское большинство страны. Хуситов поддерживает Иран. Это обстоятельство вынудило в 2015 году Саудовскую Аравию вмешаться в конфликт. Королевство планирует вернуть власть президенту Абд Раббо Мансуру Хади. Более 10 тыс. человек стали жертвами гражданской войны в Йемене.

Йемен > Агропром > zol.ru, 1 марта 2017 > № 2089885


США. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 26 февраля 2017 > № 2087030

Отец погибшего американского военнослужащего в Йемене требует от американских властей расследовать гибель своего сына, пишет издание Miami Herald.

Офицер ВМС США Уильям Оуэнс из Иллинойса умер 28 января от ран, полученных в ходе операции против террористической операции "Аль-Каида", говорится в сообщении. Оуэнс воевал в спецподразделении Центрального командования ВС США.

"Я хочу расследования… Правительство в долгу перед моим сыном, оно должно провести расследование", — заявил отец погибшего Билл Оуэнс в интервью изданию.

Когда тело было доставлено в США на военно-транспортном самолете Boeing C-17 на базу ВВС США "Довр", президент США Дональд Трамп вместе со своей дочерью направились на базу, чтобы встретить тело погибшего и отдать дань уважения. "Мне жаль, но я не хочу видеть его. Я говорил им, что не хочу встречаться с президентом", — заявил отец погибшего после того, как узнал о намерении Трампа посетить церемонию прощания.

США в последние годы регулярно наносят в Йемене удары по группировке "Аль-Каида" (запрещена в РФ и ряде стран), однако, как правило, ограничиваются ударами с воздуха.

США. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 26 февраля 2017 > № 2087030


Йемен > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083705 Сергей Серебров

Йеменский кризис: «тикающая бомба»?

Сергей Серебров, Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат экономических наук

В июне 2015 года, когда шел третий месяц войны в Йемене, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун назвал ситуацию в этой стране «тикающей бомбой» и призвал стороны как можно скорее прекратить бойню, в которой больше половины жертв - гражданское население. Речь шла о военном вмешательстве саудовской коалиции в Йемен. Происходящее в этом региональном конфликте трудно назвать гражданской войной, поскольку в нем участвует множество иностранных акторов с собственными интересами, часто противоречащими друг другу.

Масштабная гуманитарная катастрофа в Йемене давно вызывает осуждение ООН и правительств многих цивилизованных стран планеты, повлияв на резкое ухудшение имиджа Королевства Саудовская Аравия (КСА) и ее стратегических партнеров на международной арене. Политический раскол Йемена по линии Север-Юг обозначился уже в 2009 году, но в условиях войны и блокады он принял уродливые формы за счет ускорения эрозии государственных институтов Юга и усиления там неформалов, включая террористические структуры «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» (АКАП) и ИГИЛ, запрещенные в России. Интервенция обострила все этнокультурные проблемы фрагментированного йеменского социума, усилив кризис идентичности.

Война отчетливо показала, что ни одна из официальных целей иностранного военного вмешательства в Йемене недостижима средствами, применяемыми коалицией.  В мире не осталось никого, кто не признал бы необходимость перехода к политическому урегулированию, включая официальных лиц самого королевства. Но вопреки здравому смыслу эти убеждения никак не влияют на милитаристский курс, ведущий от одной катастрофы к другой. Затягивание конфликта усиливает угрозу его расширения на страны региона. Формирование чувства отчужденности и враждебности между народами, связанными историей и этнокультурными узами, чрезвычайно опасно. Крах системы безопасности в самом Йемене и вокруг него поставит под угрозу поставки нефти в Европу и вообще торговые потоки через международный пролив Баб-эль-Мандеб.

Война уже стерла сотни памятников древности, входивших в фонд культурного достояния не только арабов, но и всего человечества. Война нависла над древнейшим очагом земледельческой культуры на планете в Йемене, чтобы «пожрать» ее уникальные рукотворные экокомплексы и агротехнические сооружения, созданные за прошедшие века предками йеменцев. «Тикающая» в Йемене «бомба» сравнима со взрывом безумия. По сути, в Йемене возник очаг очередной гибридной войны, ломающей судьбы миллионов людей и не приносящей ничего, кроме всплеска экстремизма и ломки государственных границ и институтов по всему Ближнему Востоку.

Апологетика вмешательства не выдерживает никакой критики. Война полностью перечеркнула итоги миротворческой международной миссии под эгидой ООН, действовавшей три с половиной года в этой стране, и крайне осложнила дорогу к восстановлению диалога. Многие нити связывают конфликт с долгосрочной политикой неоглобализма, которую проводили прежние администрации США в этом регионе. Сравнивая с другими аналогичными конфликтами, он выглядит даже еще более циничным, поскольку ни один из провозглашенных ранее принципов политики Вашингтона по отношению к Йемену не избежал превращения в свою полную противоположность. Это касается и борьбы с международным терроризмом, и содействия спасению государства от развала, и курса на укрепление безопасности в этом регионе, и, разумеется, проблем демократических реформ и свобод.

Саудовский взгляд на ситуацию в Йемене

Военное вмешательство в Йемен позиционировалось КСА как вынужденная, крайняя мера, продиктованная чрезвычайными обстоятельствами. Согласно утверждениям Эр-Рияда и западных СМИ, хуситы с помощью иранского оружия и инструкторов совершили в Йемене переворот и захватили власть в стране, свергнув законного Президента Мансура Хади. При этом прямыми менторами хуситских лидеров выступали якобы духовные лидеры Ирана и ливанской «Хезболлы». В основе их дружбы с хуситами, по этой версии, лежит шиитская солидарность, направленная против КСА и всех суннитских режимов региона вообще. В этой риторике постоянно звучало два взаимосвязанных мотива: хуситский переворот и вот-вот ожидаемая иранская агрессия. Оба аргумента, собственно, и создавали рамки тех чрезвычайных обстоятельств, которые вынудили КСА на ответные действия.

Таким образом, КСА удалось быстро добиться согласия еще восьми суннитских стран на участие в военной коалиции под собственным предводительством. В их число вошли все члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), кроме Омана (обвиненного в прохуситских симпатиях), Кувейт, ОАЭ, Бахрейн и Катар, а также Египет, Судан, Марокко и Иордания. Парламент Пакистана проголосовал против участия своей армии в операциях в Йемене, но это не остановило КСА. Согласие большинства неаравийских стран прямо увязывалось с урегулированием их финансовых запросов.

Рождение военной коалиции во главе с КСА должно было обозначить первый крупный шаг к легализации лидерства королевства в регионе, замаячившего после лондонской международной конференции в январе 2010 года. На этой конференции, посвященной кризису в Йемене, госсекретарь США Х.Клинтон впервые без обиняков обозначила контуры новой иерархии своих опорных региональных союзников в глобальной антитеррористической кампании. Оказавшийся тогда на грани провального государства, Йемен был отодвинут на второстепенные роли, хотя еще в 2009 году он пользовался равным с КСА статусом если не выше.

Мало кто обратил тогда внимание на существенный нюанс, отличавший подходы КСА и США к проблеме безопасности в Йемене: спецслужбы США на весь мир признали, что главным источником  террористической угрозы в мире является «Аль-Каида» Аравийского полуострова, расположенная в Йемене, и с ней США вели активную борьбу, а КСА рассматривало основной угрозой хуситов, впоследствии ставших признанными международным сообществом полноправными участниками мирного политического урегулирования кризиса под эгидой ООН (под именем движения «Ансаруллах»). 

В Йемене объявление о военном вмешательстве без санкции ООН в марте 2015 года было встречено как проявление политики гегемонизма со стороны КСА. Полное отсутствие законных оснований для интервенции усугублялось грубым прерыванием миротворческой миссии специального представителя Генсека ООН в Йемене Джамаля Беномара, покинувшего Сану за три дня до вмешательства с готовым пакетом мер для мирного продолжения миссии ООН.

Но для стратегических партнеров КСА решение об интервенции, по-видимому, не стало большой неожиданностью. Резолюция СБ ООН 2216, принятая в апреле 2015 года, не содержала осуждения вмешательства Эр-Рияда в миссию ООН (Россия воздержалась при ее голосовании), а США и Великобритания направили в штаб командования операции «Буря решимости» своих офицеров для оказания логистической поддержки коалиции в Йемене. Посол КСА в Вашингтоне Адель Джубейр, первым сделавший официальное заявление об интервенции в Йемен, тут же получил пост министра иностранных дел королевства. Командующим коалицией и самой операцией был назначен 30-летний принц Мухаммад ибн Салман, сын нового саудовского короля, сразу получивший также и внеочередное назначение на роль заместителя наследного принца в королевстве. Победа в Йемене выглядела не только гарантированной, но и чрезвычайно существенной для КСА. Даже предостережения компетентных американских генералов, хорошо владевших ситуацией в регионе и назвавших военное вмешательство в Йемен «плохой идеей», не остудили саудовские властные элиты. 

Но сюрпризы посыпались сразу после начала бомбардировок Йемена с воздуха: все союзники КСА по коалиции воздержались от направления в зону конфликта своих сухопутных сил. Ведь в реальности ни хуситского переворота, ни присутствия Ирана в Йемене нельзя было обнаружить. Даже вопрос о моменте якобы совершенного хуситами переворота против Президента А.-Р.Мансура Хади оставили открытым и его начали произвольно пристегивать к разным ситуациям и событийным контекстам, которыми был чрезвычайно богат период управляемой ООН транзиции в Йемене.

Дата гипотетического переворота свободно мигрировала на довольно большом временном промежутке. Последние версии стали относить ее к середине 2014 года, когда хуситы вывели из-под контроля своих ярых политических противников из партии «Аль-Ислах» провинцию Амран, расположенную между провинцией Саада - вотчиной йеменского зейдизма и столицей Йемена Саной. Это событие действительно стало переломным в коренном изменении баланса сил внутри страны на финальном этапе Плана урегулирования ССАГПЗ. Как только «Аль-Ислах» утратил в Амране имидж непобедимого претендента на власть в стране, начался «эффект домино» - обвальное падение его влияния по всей стране. Этот факт произвел ошеломляющий эффект на власти КСА, вызвав весьма эмоциональную реакцию, заслонившую подлинные причины происшедшего. Именно отсюда родился миф об иранском оружии, инструкторах, заговоре и т. д.

Между тем наиболее яркой чертой амранских событий можно считать почти полное отсутствие элемента вооруженной борьбы между хуситами и проислахскими вооруженными ополчениями. Если бы «Аль-Ислах» продолжал пользоваться влиянием среди племен хашид, составляющих подавляющее большинство населения провинции Амран, то у хуситов просто не было бы никаких шансов. Оказалось, что шейхи клана аль-Ахмар - вождийского рода конфедерации племен хашид, самой могущественной в Йемене, просто утратили доверие входящих в конфедерацию племен именно из-за их активного лоббирования интересов салафитского крыла партии «Аль-Ислах». Шейхи самых влиятельных племен конфедерации хашид, которые считаются непризнанными истинными правителями Йемена, проигнорировали призыв своего верховного вождя - шейха Садыка аль-Ахмара выступить против хуситов. Они заключили договоры с командирами хуситской милиции и открыли им беспрепятственный проход через свои племенные территории, чтобы те могли завершить обезвреживание вооруженных салафитских группировок, бежавших из Саады и обещавших вернуться с подкреплением. 

Этот эпизод также показал переоценку, произошедшую в племенной части йеменского общества, событий, связанных с серией саадских войн с 2004 по 2010 год, в которых участвовали радикальные вооруженные группировки «Братьев-мусульман» (БМ), входящие в структуры «Аль-Ислаха». Они воевали на стороне сил правительства против зейдитского движения. В тех войнах приняло участие несколько племен хашид и даже несколько шейхов погибли. Последствия этой гражданской войны открыли многим шейхам глаза на перспективы продолжения такого курса в масштабах всего Йемена и заставили усомниться в «Аль-Ислахе». Они осознали также, что и раскол самой конфедерации хашид на тех, кто сохранил верность зейдитским учителям, и тех, кто за последние годы перешел в ряды салафитов, поверив в авторитет «Аль-Ислаха», станет неизбежным, если сектантская рознь превратится в ключевой лозунг мобилизации сторонников верховного вождийского рода.

Разочарование КСА поражением «Аль-Ислаха» в Амране объяснялось просто: оно открыло хуситам путь в Сану, а заодно - к их превращению из узкой региональной политической группы в нечто большее, в силу национального масштаба, тем самым угрожая с точки зрения КСА ее долгосрочным интересам в Йемене. Очевидно, что речь главным образом шла именно об интересах, лежащих в сфере религиозной идеологии. Но если это так, то международный конфликт в Йемене следует рассматривать в этнокультурной плоскости, что полностью меняет суть кризиса.

Исламистское крыло партии «Аль-Ислах» - БМ контролировало крупнейшую сеть религиозных колледжей в ЙАР - «Маахид ыльмийя», через которую в общество насаждались идеи ваххабитского учения, доминировавшего в КСА. Она была основана на средства КСА и правительства ЙАР в 1970 году.

Вопреки расчетам радикального крыла партии «Аль-Ислах», в которое входила верхушка БМ и шейх Хамид аль-Ахмар (миллиардер из семьи шейхов аль-Ахмар), революционный подъем в Йемене не добавил «Аль-Ислаху» шансов на захват лидерства на политической сцене. В городах, где развивались основные события мирной революции, даже наоборот, агрессивное поведение сторонников «Аль-Ислаха» вызвало отторжение революционных масс от этой партии. Революционная молодежь, жестко установившая правило использования исключительно мирных форм выражения протеста, осуждала всякое насилие и считала действия ислахских активистов провокационными.

После того как партия «Аль-Ислах» утратила лидирующие позиции почти на всем пространстве Северного Йемена к концу 2014 года, в политике КСА обозначился поворот к силовому сценарию разрешения конфликта в Йемене, в котором были заинтересованы прежде всего религиозные элиты королевства. Успех военного вмешательства зависел напрямую от точности оценок причин поражения «Аль-Ислаха» и от того, примут ли йеменцы предложенную хусито-иранскую интерпретацию в качестве мобилизационного лозунга для поддержки коалиции.

Причины враждебности религиозных и политических фракций во властных элитах КСА к хуситам состояли в острой критике лидерами движения роли ваххабизма в Йемене, а также осуждении прозападной внешней политики Эр-Рияда и других арабских режимов. Но не менее важную роль имел, очевидно, и эпизод с захватом саудовских солдат в плен, когда КСА в конце 2009 года решило направить в зону саадского конфликта свои армейские подразделения для участия в уничтожении хуситов. Этот эпизод закончился освобождением пленных саудовцев в обмен на перемирие, подписанное в феврале 2010 года. 

Анализ событий июня 2014 года в Амране показывает, что они были связаны с продолжением конфликта между хуситами и проислахскими салафитскими вооруженными группировками, начавшегося в Сааде в 2011 году, и не имели отношения ни к статусу законного Президента Хади, ни к продолжению имплементации плана мирного политического процесса в Йемене под эгидой ООН. Более того, Президент Хади встретил хуситов, мирно вошедших 21 сентября 2014 года в Сану, и в тот же день подписал с ними «Договор о мире и национальном партнерстве», одобренный СБ ООН1. Из Саны в КСА бежала лишь верхушка радикального крыла партии «Аль-Ислах» - шейх Абдуль-Маджид аз-Зиндани, шейх Хамид аль-Ахмар и генерал Али Мохсен. Все высшее руководство умеренного крыла «Аль-Ислаха» осталось в Сане и участвовало в подписании нового базового соглашения. В Сане остался также верховный вождь конфедерации хашид шейх Садык аль-Ахмар, наделенный иммунитетом в соответствии с местными древними обычаями.

В подписанном документе фиксировалось сохранение курса на полную реализацию Плана урегулирования на основе итоговых решений уже завершившегося в январе того же года «Национального диалога» (НД). Документ был составлен и подписан в присутствии специального представителя Генсека ООН в Йемене Джамаля Беномара. Это событие трудно считать тем самым переворотом хуситов против Президента М.Хади, который послужил впоследствии оправданием для внешнего военного вмешательства. Переходный Президент Мансур Хади по определению просто не мог быть объектом борьбы за власть в Йемене, потому что, во-первых, его уход с поста был предрешен условиями международного мирного плана и должен был состояться не позднее конца 2015 года (хотя срок его полномочий после продления официально заканчивался даже раньше - в феврале 2015 г.), а во-вторых, любое посягательство на переворот сломало бы весь механизм имплементации Плана урегулирования, который предполагал проведение выборов новых органов власти республики. Следовательно, никакой заинтересованности у находившихся на пике своей популярности хуситов (о чем свидетельствовала массовая народная поддержка их экономических требований к властям после входа в Сану) в этом не могло быть. 
В срыве плана и инсценировке переворота были заинтересованы лишь те силы, которые вышли из списка главных претендентов на победу на выборах по результатам борьбы или те, кто рассчитывал взять реванш силой.

Экспертное сообщество, в том числе на Западе, с осторожностью отнеслось к саудовской интерпретации существа конфликта внутри Йемена и пыталось повлиять на политику своих правительств в отношении планов военного вмешательства. Ведущие востоковеды США и Великобритании заявили протест, назвав интервенцию «незаконной с точки зрения международного права», поскольку ни одно государство в составе коалиции не находилось в положении самообороны2. Война в Йемене, рискованная сама по себе, будучи возведенной по совершенно ложным основаниям в степень экзистентной битвы КСА за интересы арабов против виртуальной агрессии Ирана, превращалась в самую настоящую «бомбу» для всего региона.

В СМИ уже был запущен термин «прокси-война», который чудесно объяснял, почему военное вмешательство против неугодных Эр-Рияду йеменских политических акторов на самом деле является войной арабов с персами, с одной стороны, и суннитов с шиитами - с другой. Голос экспертного сообщества был начисто заглушен дискурсом, в котором было слишком много ошибочных утверждений. В созданном мифе исчез второй, а возможно, и главный член йеменского альянса, который сегодня весьма успешно противостоит саудовской коалиции, - бывший Президент Али Абдалла Салех, который в феврале 2012 года добровольно передал кресло президента Мансуру Хади. В силу йеменской специфики он до сих пор уверенно контролирует не только партию власти - Всеобщий народный конгресс (ВНК), но еще и парламент, а также элитные подразделения армии и все силы специального назначения страны. Вооруженная милиция хуситов, даже закаленная в ходе шести саадских войн в 2004-2010 годах, не может сравниться с боевой мощью и численностью регулярной йеменской армии и спецподразделений, подготовленных американскими инструкторами для борьбы с «Аль-Каидой» в период пребывания у власти Салеха.

Заявления, что армия якобы воюет на стороне Хади против хуситов, не имеют ничего общего с реальными событиями. Влияние Президента Хади в армии крайне незначительно. Его кадровая реформа в армии провалилась. Этот промах составлял одну из наиболее уязвимых точек «Дорожной карты» Плана урегулирования. Южанин по происхождению, Президент Хади в силу особенностей страны оказался чужим как для северян, так и для военных-южан, которые не могли забыть, что во время гражданской войны 1994 года он воевал на стороне их врагов.

Революционное брожение в обществе раскололо йеменскую армию на две крупные группировки. Одну из них, составлявшую примерно 1/4 численного состава регулярной йеменской армии, относящуюся к «Аль-Ислаху», возглавляет генерал Али Мохсен. Она является неотъемлемой частью сил саудовской коалиции. Все ее вооружение и финансирование, найм военнослужащих и т. д. производятся через генерала Али Мохсена, назначенного заместителем главнокомандующего и вице-президентом Йемена.

Другая, гораздо большая по численности и намного лучше подготовленная часть регулярной армии Йемена воюет против сил коалиции на стороне йеменского альянса. Она сохраняет лояльность клану бывшего Президента Салеха. Насколько можно судить из сообщений, в этой части армии поддерживается нормальная военная дисциплина и высокий моральный дух. Плечом к плечу с ними сражаются вооруженные формирования хуситов и «народных комитетов», под которыми чаще всего подразумевают вооруженные ополчения племен.

Как эта ситуация в армии могла выпасть не только из ведущегося вокруг йеменского кризиса дискурса, но и из внимания Вашингтона, который с 2001 года считал сферу военного сотрудничества основой своей стратегии, - не понятно. При этом никаких причин ассоциировать бывшего Президента Салеха с хуситами не было и нет. Оказавшиеся «в одной лодке» стороны йеменского альянса не дают никаких поводов называть этот альянс «хуситским». 

Вполне возможно, что среди причин явных искажений, допущенных при обосновании военного вмешательства, было стремление КСА максимально гармонизировать свои подходы к оценкам ситуации в Йемене с заявлениями республиканского сенатора США Дж.Маккейна, сделанными им в 2013 году. В своих высказываниях по Йемену сенатор убеждал американцев, что «хуситы - страшнее «Аль-Каиды»3, а угроза экспансии Ирана через хуситов является столь откровенным вызовом непосредственно США, что президенту пора всерьез задуматься о направлении американского военного контингента в Йемен. В известном смысле действия КСА сильно напоминали реализацию нарисованного сенатором Маккейном сценария.

Отдельного комментария требует тезис о шиитской солидарности, положенный в основу утверждений о причастности Ирана к хуситам. Автор не смог обнаружить достоверных данных о какой-либо причастности Ирана к ходу внутриполитической борьбы в Йемене, а тем более - к снабжению хуситов оружием. Все, чем они располагают, - это оружие, традиционно находящееся в распоряжении племен, а также некоторые виды тяжелого оружия, добытые ими в ходе саадских войн у армии, салафитских вооруженных группировок из структур «Аль-Ислаха», а также у саудовских частей. Хуситы неоднократно выражали готовность сдать тяжелое оружие Правительству национального единства, как только оно будет образовано на основании компромисса, достигнутого при участии эмиссара ООН накануне интервенции.

Что касается тезиса о религиозных мотивах солидарности, в нем также обнаруживаются большие лакуны и явные натяжки. Натяжки начинаются даже в интерпретации конфликта между хуситами и ваххабитским крылом БМ в составе «Аль-Ислаха». Сегодня его считают проявлением сектантской вражды и частью шиито-суннитских противоречий в масштабах всего региона. Но небольшой экскурс в историю этого конфликта в Йемене показывает, что в его основе лежат совершенно иные мотивы, связанные с понятием йеменской национальной идентичности.

Конфликт зародился в конце 1980-х годов в зейдитской провинции Саада, когда только возникали трения и споры между местными зейдитами и «реформаторами» - новоиспеченными адептами ваххабизма, прямо упрекавшими их в нарушениях требований «истинного» ислама при отправлении культа. Быстрый рост рядов салафитов в Йемене проходил под покровительством высших государственных служащих, позже вошедших в «Аль-Ислах». Трения расширялись и нередко заканчивались насилием. Со временем этот факт стал лучше осознаваться йеменцами и многие из них уже сознательно выступили на защиту идентичности.

В 2007 году, вследствие крайне непопулярных саадских войн, в Йемене начался заметный рост влияния традиционных школ ислама - зейдизма и шафиизма. Первыми в защиту йеменской идентичности перед натиском прозелитского агрессивного течения выступили зейдитские улемы, идейные вдохновители хуситского движения. Улемы избрали традиционный именно для йеменской культуры путь компромисса. Они решили устранить отдельные положения религиозной доктрины зейдизма, которые, с их точки зрения, вступили в конфликт с республиканскими общественными реалиями. Этим они хотели восстановить доверие властей к зейдитской общине и доказать, что чуждый культурным традициям страны ваххабизм не отвечает национальным интересам страны.

Зейдитское вероучение занимает уникальное промежуточное положение между суннитским и шиитским исламом. Его принято относить к наиболее умеренным течениям в исламе. Главным и почти единственным признаком, отличавшим его от суннизма, был постулат об имаме - предводителе общины верующих в исламе. Причем речь шла не о политической роли имама и тем более не о лишении его сакральных черт, которых в зейдизме и так не отмечалось, в противоположность другим шиитским школам, а только о пункте об обязательной принадлежности  имама к роду потомков «дома Пророка». 

Таким образом, высшие зейдитские улемы убрали последнее положение, роднившее зейдизм с джаафаризмом - ведущей шиитской школой в Иране, тем самым одновременно и вовсе устранив причину классификации зейдизма как шиитской школы. По всем прочим критериям он неотличим от шафиизма - суннитского мазхаба, которому традиционно следовало 70% населения Йемена в его современных границах. Этот фактор обеспечивал гармонию в отношениях между зейдитами и шафиитами на бытовом уровне на протяжении многих веков - верующие обеих сект могли свободно молиться в мечетях друг друга.

Следует особо отметить, что представители хуситского движения «Ансаруллах» продемонстрировали подчеркнутое внимание к закреплению республиканских, демократических принципов и институтов государства также и во время инклюзивного «Национального диалога», в котором участвовали также и представители «Аль-Ислаха». Ни в позиции духовных лидеров зейдитов, ни во взглядах их политического движения «Ансаруллах» (хуситов) не выявлено никаких специфических проявлений шиитского ислама, дело осталось только за исламоведами, чтобы окончательно причислить зейдизм к суннизму. Президент Салех уже несколько раз в своих публичных выступлениях заявлял, что зейдизм есть суннитское направление в исламе. И он, с нашей точки зрения, имел полное основание для этого! Поэтому версии переворота или шиитской солидарности между Ираном и хуситами, на наш взгляд, не могут рассматриваться как адекватные аналитические концепции для исследования мотивов саудовского военного вмешательства.

Структура йеменского кризиса

Особо тяжелое, по гуманитарным последствиям, протекание кризиса в Йемене обусловлено сочетанием массированных бомбардировок с блокадой всего периметра Йемена под предлогом создания надежного барьера на пути иранских вооружений хуситам. Наземная операция, все же запущенная летом 2015 года с участием иностранных наемников, частей спецназа ряда государств Залива, сил «народного сопротивления» и «национальной армии» Хади, концентрировалась на тыловых действиях и поддержке фронтов, уже открытых «Аль-Ислахом» и другими группировками, противостоявшими альянсу еще до войны, - в Марибе, на востоке страны, и в Таизе - на западе. Только к середине второго года на фронты начали поступать новые йеменские наемники, получившие подготовку в специальных лагерях.

Блокада перекрыла все пути доставки любых грузов в Йемен, что привело к экономическому удушению этой беднейшей страны региона, а также к лишению всего населения большинства товаров первой необходимости, которые и в мирное время страна получала по каналам внешней торговли. По ряду товаров, таких как рис, сахар, мука, чай, медикаменты и т. д., зависимость страны от импорта находилась на уровне 80-100%. Блокада привела к образованию острого дефицита воды и топлива.

Блокада Йемена превратилась в инструмент двоякого воздействия на политическую ситуацию в стране: обстановка гуманитарной катастрофы была призвана вызвать недовольство населения йеменским альянсом, отказавшимся принять условия Эр-Рияда, сводившиеся к требованию о капитуляции альянса, как настаивала и резолюция 2216 СБ ООН4, подготовленная британскими юристами, а дозированная помощь должна была укрепить положение тех структур, которые были определены саудовским военным командованием (СВК) в качестве опорных. Через них бедствующее население получало продовольствие, а вооруженные формирования - оружие и деньги. Предпочтением пользовались салафитские структуры, близкие к «Аль-Ислаху».

Значительная часть гуманитарной помощи страдающим регионам поступала, минуя СВК, от других стран Аравии, вошедших в коалицию, а также от соседнего Омана, заинтересованного в сдерживании потока йеменских беженцев на свою территорию. К весне 2016 года число внутренних беженцев достигло уже 3,5 млн. человек. Каждый из доноров, как правило, стремился создать в Йемене собственные рычаги влияния, причем со ставкой на структуры, отличные от фаворитов СВК, нередко даже их полных оппонентов. В этом качестве особенно ярко заявили о себе ОАЭ, самый активный участник наземной операции после КСА, направивший в Йемен собственный спецназ на южный театр действий, на северный - иностранных наемников, в том числе из стран Латинской Америки.

За 19 месяцев войны, к концу 2016 года, картина йеменского кризиса распалась на четыре крупных фрагмента, каждый из которых содержал в себе зародыш отдельного нового конфликта или даже нескольких конфликтов сразу.

Север

Главные военные действия, от которых в значительной степени зависят итоги кампании, разворачиваются на Севере, той части Йемена, которая до 1990 года входила в ЙАР (Северный Йемен). Ситуацию там контролирует йеменский альянс, рассматривающий интервенцию как акт «американо-саудовской агрессии». В йеменский альянс вошли два участника политического процесса в Йемене: хуситы - движение «Ансаруллах» и Всеобщий народный конгресс - партия бывшего Президента Салеха. Смешивать их и называть собирательным термином «хуситы», как это практикуется в СМИ, не только некорректно, но и, как было показано выше, опасно. Такое смешение приводит к совершенно ложным представлениям о сущности конфликта. В разгар массовых протестных выступлений Президент Салех олицетворял собой диктаторский коррумпированный режим, правивший страной 33 года, а пережившие шесть актов саадской войны хуситы - одну из его главных жертв.

Лидер хуситов, сейид Абдул-Малик аль-Хуси, стремился утвердить себя в роли авангарда революции. В 2014 году бывших непримиримых противников свел в сугубо тактический альянс общий беспощадный враг - «Аль-Ислах», который угрожал буквально смести и физически уничтожить обе стороны в случае прихода к власти. С точки зрения обоих участников альянса, у саудовской коалиции нет иной цели, кроме приведения к власти в Йемене неприемлемого для обоих «Аль-Ислаха».

«Хуситы» (то есть, согласно принятой терминологии в дискурсе, обе стороны альянса) стали объектом систематической и постоянно усиливающейся демонизации в ведущих органах западных СМИ, как ранее сирийский Президент Б.Асад или еще раньше иракский С.Хусейн и ливийский М.Каддафи. Пропагандистская кампания во всех случаях строилась по единому сценарию, только в одних примерах злодеями фигурировали законно избранные президенты, а в других - путчисты. В данном случае йеменский альянс выступал в роли «путчистов», хотя в его составе и был бывший президент, сохранивший куда больше  рычагов влияния в обществе и государстве, чем сменивший его Хади. Большое неудобство для этой искусственной пропагандистской конструкции представлял тот факт, что высшее политическое руководство порицаемого альянса заняло прочные позиции в атакуемой ежедневно с воздуха авиацией коалиции столице Йемена городе Сане, а именуемый при всех упоминаниях «законным президентом» Мансур Хади отсиживается в столице КСА - Эр-Рияде, лишь изредка отваживаясь показаться на родине!

К концу 2016 года граница пролегания фронтов, пунктирами окруживших северный театр военных действий, не претерпела существенных изменений. Охваченными гуманитарной катастрофой, затронувшей 21 млн. йеменцев, остаются провинция Саада и другие районы с зейдитским населением, составляющим до 30% всего населения страны, а также крупнейшие города Нижнего Йемена, имеющего суннитское население. Наиболее тяжелая обстановка сложилась в разрушенном войной Таизе, культурной столице республики, и страдающей от голода Ходейде - важнейшем порте Йемена. Над всеми этими районами нависла реальная угроза массовой гибели мирных жителей от войны и блокады.

В письме, переданном в ноябре 2016 года парламентом Йемена из Саны в британскую Палату общин, приведена следующая статистика ущерба от войны: «10 тыс. гражданских лиц убито, включая 3200 детей, 1900 женщин и 5100 стариков, уничтожено 78 тыс. жилых домов, 820 школ, 212 мостов, 263 госпиталя, 664 мечети, 46 соборных мечетей, 242 археологических памятника, 178 центральных водохранилищ, 14 аэропортов и столько же морских портов, 915 автопоездов с продуктами, 276 бензоколонок, 54 промышленных предприятия. Кроме того, отмечалось 65 бомбовых ударов по массовому скоплению гражданских лиц»5.  

Многочисленные признаки военных преступлений в Йемене давно привлекли внимание специализированных комитетов ООН. С просьбами о возбуждении специального расследования в Йемене неоднократно обращался Верховный комиссар ООН по правам человека З.Р. аль-Хусейн. Но все его просьбы были отклонены6. Великобритания, ведущая «досье Йемена» в ООН, плотно контролирует информационное пространство вокруг конфликта. Последний отказ в расследовании был выдан всего за две недели до получившего широкий общественный резонанс массового убийства гражданских лиц в ходе траурной церемонии в Сане 8 октября 2016 года. Общее число пострадавших оценивается почти в 800 человек. Но вместо расследования внимание мировой прессы на следующий же день было переключено на инцидент в Красном море с участием эсминца ВМФ США, и только на третий день последовало внезапное признание вины со стороны СВК, в котором атака на похороны была названа «ошибкой», и на этом дело было закрыто.

Такая же судьба постигла ранее и доклад ООН по положению детей в зонах конфликта, который в начале июня 2016 года послужил основанием для внесения КСА в черные списки стран, убивающих детей. В нем указывалось, что 60% установленных случаев гибели йеменских детей приходятся на авиаудары коалиции. Но оказавшийся «под давлением» Генеральный секретарь ООН был вынужден менее чем через неделю вычеркнуть КСА из этого списка7. Сокрытие преступлений и препятствия, создаваемые на пути расследований со стороны ООН, превратились в одну из помех для скорейшего перевода кризиса в фазу урегулирования.

Юг

Вторая зона конфликта за период военных действий почти совершенно отпочковалась от главной и образовалась на Юге, территории бывшей НДРЙ. Здесь йеменский альянс изначально был представлен исключительно силами безопасности и армейскими частями, чьих командиров Президент Хади заподозрил в лояльности Салеху, вызвав ответные подозрения в планах самого Хади по отделению Юга от Севера. Этот конфликт между Хади и армейским командованием на Юге первоначально и интерпретировался как переворот. Хуситы имели к нему настолько косвенное отношение, что эту версию пришлось отставить.

Обстановка гуманитарного бедствия, блокады, активизация вооруженных группировок, экономический упадок, искусственный вакуум власти - все это стимулировало рост влияния запрещенных в России террористических группировок АКАП и появившейся в Йемене синхронно с интервенцией ИГИЛ.

На Юг приходится всего около 1/4 населения страны, но почти 2/3 территории. Этот факт позволил спикеру СВК в апреле 2016 года с некоторым преувеличением заявить, что коалиции удалось «отбить у путчистов» 85% территории страны8. Но это вовсе не означало, что там была установлена законная власть. Президент Хади ни сам лично, ни через свою администрацию, не может похвастаться каким-либо существенным влиянием в этой зоне.

Судьба Юга в настоящее время находится в состоянии неопределенности, что трудно назвать случайным. Отсутствие лидера, способного приступить к восстановлению государственных национальных институтов власти на Юге, позволило множеству внутренних и внешних акторов начать процесс изменения баланса сил в пользу лоялистов КСА, влияние которых было перед войной незначительно в связи с подъемом южнойеменского национализма.

В 2009 году политический авангард Юга - движение «Аль-Хирак» заявило о начале мирной борьбы за мирное восстановление независимости Юга в границах 1990 года. «Аль-Хирак» часто называют южным сепаратистским движением. Однако историческая специфика Юга, который до объединения не был частью политического пространства классического Йемена, расположенного на Севере, приверженность лидеров «Аль-Хирака» исключительно мирным формам борьбы и сам характер их основного требования - признания международным сообществом законности права южан на самоопределение - не позволяют рассматривать «Аль-Хирак» как типичный пример сепаратистских движений.

Это политическое и социальное движение родилось на почве правозащитного движения, вызванного последствиями гражданской войны 1994 года. Сегодня его фундамент составляет острый кризис идентичности - осознание глубокого социокультурного разрыва, отделившего южнойеменский социум от северойеменского за годы республиканского режима. Большинство населения Юга и все ведущие фракции «Аль-Хирака» поддерживают концепцию права Юга на самоопределение и решительно отвергли план федерализации страны, утвержденный Президентом Хади в феврале 2014 года. В нем Юг предстоит разделить на два штата - Аден и Хадрамаут. План не приняли как сторонники сохранения целостности Юга, так и те, кто видит его будущее в создании федерации Юга Аравии, состоящей из гораздо большего числа штатов. Проект Хади в итоге только стимулировал борьбу за скорейшее самоопределение Юга.

Именно в этом ключе и было воспринято военное вмешательство КСА в марте 2015 года южанами, которые увидели в нем прежде всего орудие избавления Юга от военного «оккупационного» присутствия армии и сил спецназа, укомплектованных северянами. Еще более на готовность южан сотрудничать с СВК повлияло хорошо известное негативное отношение Эр-Рияда к вопросу о единстве Йемена. Часто вспоминают, что КСА было единственной страной в мире, которая в разгар гражданской войны между Севером и Югом в мае 1994 года признала самопровозглашенное государство на Юге, просуществовавшее всего несколько недель. Интересный факт опубликовал американский журнал «Форин полиси», что политическое завещание Ибн Сауда, основателя королевства, произнесенное им на смертном одре в 1953 году было: «Не дайте Йемену объединиться»9. Подобное восприятие военной интервенции в Йемене среди южан обусловило их готовность к сотрудничеству хоть с саудовской коалицией, хоть с кем угодно вообще, лишь бы способствовать достижению своей цели. Но при этом «Аль-Хирак» намерено создать на Юге суверенное независимое государство, которое было бы наследником НДРЙ в смысле международного права, а не политической ориентации. Эта задача не встретила поддержки со стороны СВК.

Война стимулировала приток на Юг больших партий оружия, которое предназначалось для участия южан в войне с йеменским альянсом, но разошлось по рукам и осело на месте. Формирование ополчения для войны на Севере производится за счет наемников, но ожидать их лояльности генералу Али Мохсену, фактическому командующему новой «национальной армией» страны, трудно в силу упоминавшегося раскола страны по оси Север - Юг. Все политические лидеры Юга категорически против какого-либо участия южан в бойне на Севере. Невнятные и часто противоречивые действия СВК на Юге, бессилие Президента Хади проводить собственную политику и угроза превращения генерала Али Мохсена в теневого правителя главной нефтедобывающей провинции страны - Хадрамаута толкают Юг в сторону нового конфликта. В его эпицентре находится Президент Хади, вызвавший глубокое разочарование среди южан своей ролью в конфликте.

Президент Хади лишен возможности оказывать влияние на ситуацию в стране и зарекомендовал себя как зависимый от КСА политик, выполняющий все его рекомендации. Ярким примером были указы президента о назначении на пост заместителя главкома и вице-президента Йемена генерала Али Мохсена весной 2016 года. Это назначение не преследовало иной цели, кроме затягивания военного конфликта в Йемене и отказа от поиска альтернативы его силового разрешения.

Объективно саудовская политика на Юге ведет, во-первых, к закреплению раскола Йемена по линии Север - Юг и, во-вторых, всяческому проталкиванию там проекта «независимый Хадрамаут» под видом содействия плану федерализации. Если с первой задачей южане готовы согласиться, то со второй - нет, и это обстоятельство может привести к новым осложнениям. Провинция Хадрамаут выделяется не только своим уникальным историко-культурным своеобразием, огромной территорией, занимающей 40% площади страны, и самыми внушительными запасами углеводородов в Йемене. Она также служит кратчайшим путем для саудовской экспортной нефти к терминалам Аравийского моря, минуя Ормузский пролив. Поэтому у проекта «независимый Хадрамаут» имеется «второе дно», которое вызывает настороженность даже у сторонников обособления Хадрамаута от охваченного кризисом Йемена.

Любые попытки включения Хадрамаута в геополитическую орбиту КСА неизбежно вызовут колоссальное сопротивление со стороны как Адена, так и Саны. Но таких элементов в локальной культуре сотни. Если все конфликты такого рода пытаться переводить в плоскость силового противостояния, то от Йемена буквально ничего не останется уже в ближайшие десятилетия.

Территории КСА и Баб-эль-Мандебский пролив

Два оставшихся фрагмента пока занимают подчиненное положение в сложной структуре йеменского кризиса: один расположен в зоне международного Баб-эль-Мандебского пролива, а другой - на территории КСА - в трех пограничных провинциях Асир, Джизан и Наджран, где набирает темпы партизанская война йеменского альянса в качестве стратегического ответа «саудовскому агрессору». Нарастающая обстановка нестабильности в них содержит сразу два типа угроз для безопасности КСА.

Первый связан с давним спором о принадлежности этих территорий, исторически входивших в йеменский ареал. И хотя спор считался законченным с подписанием Джиддийского договора о границе в 2000 году, в обществе так и не сложилось консенсуса по этой проблеме. Здесь кроется угроза тотальной войны в регионе.

Второй - внутрисаудовский аспект данной проблемы - состоит в положении шиитской общины, составляющей большинство жителей этих провинций. Идентичное по этнокультурным признакам йеменцам, население Асира, Джизана и Наджрана принадлежит в основном к исмаилитской школе шиитского ислама. Риск дестабилизации в них сопряжен с обострением шиитского вопроса, уже доставлявшего неприятности правящей саудовской династии. Но даже если всего этого не случится, само появление угроз такого рода в связи с военным вмешательством в Йемен является потенциальным источником определенных напряжений внутри правящих элит КСА. 

Морская блокада Йемена со стороны Красного моря к северу от Баб-эль-Мандебского пролива с участием военных кораблей саудовской коалиции и ВМФ США, а также использование пролива для доставки в зону конфликта военных грузов для нужд коалиции - еще одна группа рисков, сопряженных с вопросом о безопасности свободного судоходства через эту важнейшую мировую транспортную артерию. Несколько десятков единиц йеменского гражданского флота, включая рыбацкие лодки, были потоплены силами коалиции. Отмечаются все более тяжкие потери также и в составе военных флотилий стран коалиции. В октябре 2016 года ситуация в Красном море осложнилась инцидентом с участием эсминца ВМФ США «Мэйсон», который уничтожил три радара береговой охраны Йемена в ответ на пуски «хуситских ракет» в его сторону (сам альянс официально опроверг факт атаки).

Все описанные производные конфликты, о которых вообще не упоминается как правило в СМИ, служат иллюстрацией того факта, что динамика йеменского кризиса за 19 месяцев претерпела изменения в сторону его расширения, а не официально обещанного СВК еще в июне 2015 года затухания.

Перспективы кризиса

Большое число европейских и американских политиков, а также члены Европарламента уже пришли к пониманию, что единственным способом нормализации обстановки в Йемене может быть только возврат к политическому диалогу. Само решение о военном вмешательстве в Йемен все отчетливее выглядит как крупная политическая ошибка Эр-Рияда. Американский эксперт по Ближнему Востоку Симон Хендерсон в уже упоминавшейся выше статье в журнале «Форин полиси» назвал ее «параноидальным решением» саудовского руководства10.

Большие трудности в переводе кризиса в мирное русло возникли также в связи со сбоем международного механизма урегулирования такого рода проблем, вызванного перехватом инициативы из рук ООН, как только управляемый процесс мирного урегулирования в Йемене пошел по незапланированному КСА руслу. Приняв ответственность на себя, власти КСА опасаются, что уже не смогут позволить ООН вернуться в Йемен, не признав, что не справились с этой задачей. Очередное подтверждение этому грустному выводу дал провал длившихся почти 100 дней мирных переговоров под эгидой ООН в Кувейте. Раунд переговоров длился с апреля по август 2016 года в трехстороннем формате с участием делегаций Президента Хади и двух участников йеменского альянса - движения «Ансаруллах» и партии ВНК (Салеха). Сам ход и нулевой итог встречи показали, что дальнейшие переговоры в таком же формате, по-видимому, совершенно бесполезны. 

Среди основных драйверов продолжения войны в Йемене находится процесс милитаризации КСА с упором на обладание сверхмощным диверсифицированным современным оружием, которое поставляют ему США и Великобритания. Гонка за военным лидерством толкает саудовское руководство к достижению победы в Йемене любой ценой. Сумма заключенных военных контрактов на поставки вооружений КСА приблизилась к 150 млрд. долларов, а военный бюджет КСА в 2016 году впервые достигло 82 млрд. долларов что поставило королевство на третье место в мире после США и Китая!

Рекордные сделки превратили йеменский конфликт в источник обогащения производителей оружия стран Запада. Любые вопиющие факты военных преступлений и гуманитарных катастроф в Йемене, вызванных действиями коалиции, встречают чисто символические ответные меры, не затрагивающие военную сферу. Западные офицеры продолжили свою миссию в штабе саудовской коалиции. В «логистическую поддержку», которой они занимаются, входят такие услуги, как содействие морским силам коалиции со стороны ВМФ США, использование своих самолетов-заправщиков для авиации коалиции в ходе выполнения боевых заданий, предоставление разведданных для определения целей авиаударов, а также помощь в подборе оружия и даже расчет траекторий подлетов к целям.

Йеменский альянс ответил на крах кувейтских переговоров крупным шагом в направлении консолидации своих сил. 6 августа 2016 году в Сане был сформирован коалиционный Высший политический совет (ВПС) в составе десяти членов, председателем которого был избран член политсовета движения «Ансаруллах», Салех аль-Самад, а его замом - заместитель председателя партии ВНК. ВПС сменил временный орган управления - Высший революционный совет, созданный хуситами 6 февраля 2015 года в обстановке вакуума власти. ВПС опирается на возобновивший свою работу парламент страны, чью законность трудно оспорить - с ним работала ООН до 6 февраля 2015 года. Сформировано Правительство национального спасения с участием многих знаковых и уважаемых фигур в Йемене во главе с бывшим ректором Аденского университета доктором А.Бен-Хабтуром.

Вопреки расчетам КСА, ситуация на Севере окончательно приняла вид отечественной войны, в которой участвует население как зейдитских, так и суннитских районов. На данном этапе можно констатировать, что пропагандистская война, по крайней мере на Севере страны, была полностью выиграна йеменским альянсом. Его сторонники настроены до конца оказывать сопротивление силам «американо-саудовской» агрессии. Тех йеменцев, которые вступили в ряды коалиции, они именуют обидным словом «мунафик» - «лицемер», имеющим в культурном коде этой страны смысл «хуже предателя». Похоже, что использование гуманитарной катастрофы в качестве политического оружия пока не работает.

Довольно стремительно развивается ситуация также в зоне Баб-эль-Мандебского пролива и в саудовских прифронтовых провинциях Асир, Джизан и Наджран, где йеменский альянс использует тактику партизанских атак в сочетании с нанесением ракетных ударов по военным лагерям, которые нередко поражают также и гражданские саудовские объекты.

За минувшие с начала войны 19 месяцев йеменский кризис развернулся в масштабную гуманитарную катастрофу и подлинное политическое бедствие для йеменского народа. Вместо обещанной соседним королевством помощи в разрешении проблем страны, в первый же год она потеряла более 30% ВВП, а в 2016 году падение обещает составить еще 40%.  Более 82% жителей остро нуждаются в помощи, а от 7 до 14 млн. человек страдают от голода, острого дефицита воды и отсутствия медицинской помощи. Самой пострадавшей группой являются дети, составляющие 50% населения Йемена.

Сердцевину кризиса составляет не гражданская война, а иностранная военная интервенция. Основные драйверы для продолжения и углубления кризиса также находятся за пределами Йемена. В погоне за военным превосходством и лидерством в регионе Эр-Рияд отказывается сотрудничать с ООН. Передав военное командование йеменской части сил коалиции генералу Али Мохсену, Президент Хади ослабил свои возможности участвовать в контроле над ситуацией и побудил стороны йеменского альянса консолидировать политическое руководство в Сане. Ситуация на Севере обещает перерасти в региональное бедствие. На Юге назревает конфликт, связанный с возможной фрагментацией этой части страны. Центральным вопросом урегулирования является скорейшее прекращение операции военной фазы саудовской коалиции в Йемене и снятие блокады для облегчения доступа гуманитарных грузов бедствующему населению. Только так и можно остановить механизм, заставляющий «тикать йеменскую бомбу».

 1SC/11578, 23 September. 2014.

 2Tharoor I. Top Yemen scholars in the West condemn Saudi Arabia’s war // Washington Post. April 18. 2015. 

 3U.S. Senator John McCain believes the Houthis to be more dangerous than al-Qaeda in Yemen // Yemen Post. June 08. 2013.

 4S/RES/2216 (2015)

 5Аль-Барламан: рисалат ли умум аль-британий би ихсаийят дахайя аль-удван, аль-Мисак 06.11.2016 // http://www.almethaq.net/news/news-47812.htm]

 6Zeid urges accountability for violations in Yemen // OHCHR. Geneva. August 25. 2016.

 7Saudi-led Yemen coalition removed from U.N. child rights blacklist pending review // Reuters. Jun 7. 2016.

 8Michael M. Spokesman says Saudi-led force will commit to Yemen truce // Associated Press. April 8. 2016.

 9Henderson S. How to End Saudi Arabia’s War of Paranoia // Foreign Policy. October 20. 2016.

10Ibid.

Йемен > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083705 Сергей Серебров


Йемен. Саудовская Аравия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 20 февраля 2017 > № 2091617

Йемен на пороге гуманитарной катастрофы

Виктор Михин

Неожиданная и в то же время весьма тревожная весть пришла из Йемена, охваченного уже не первый год гражданской войной. Арабский интернет-портал «Аль-Халидж» сообщил, что президент Абд Раббо Мансур Хади распорядился перенести штаб-квартиру парламента из города Сана во временную столицу страны Аден. В указе, подписанном Мансуром Хади, отмечается, что парламент переводится в Аден «в связи с небезопасной обстановкой в Сане, которая угрожает жизни депутатов и не позволяет им исполнять свои обязанности как членов высшего законодательного органа страны». Однако главным городом страны, согласно действующей Конституции Йемена, остается Сана. В связи с этим можно напомнить, что ВВС арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией неоднократно атаковали занятые хуситами населенные пункты, в том числе неоднократно подвергали варварским бомбардировкам официальную йеменскую столицу Сану.

Можно сделать два вывода из последних событий. А именно: позиция так называемого йеменского президента и поддерживающих его Саудовской Аравии и Соединенных Штатов не так прочна, как об этом трубит западная пресса. И, кроме того, дело идет к новому расколу Йемена, как это было в недалеком прошлом и когда существовало два государства — Йеменская Арабская Республика со столицей в Сане и Народная Демократическая Республика Йемен со столицей в Адене. А что будет сейчас?

Перевод парламента в город Аден не случаен, поскольку поддерживаемая США коалиция во главе с Саудовской Аравией превратила в руины большую часть Йемена, из-за чего и без того самая бедная страна региона стала еще беднее. Вмешательство Саудовской Аравии, как указывают факты, привело лишь к укреплению позиций свергнутого правительства Йемена на юге страны, но и оно не прошло без последствий. По данным ООН, более 16 тысяч человек, в том числе 10 тысяч мирных жителей стали жертвами этого вторжения. При этом коалиция во главе с Эр-Риядом, на стороне которой выступают и США, наносит бомбовые удары по фабрикам и фермам Йемена, а также организовала морскую блокаду страны, что привело к голоду. «Мирные жители серьезно пострадали во время боев вокруг порта Моха. Весьма вероятно, что такая же участь ожидает и население Ходейды, где уже сейчас значительно интенсифицировались авиаудары», — заявил в ходе брифинга в Женеве пресс-секретарь Управления Верховного комиссара ООН по правам человека Руперт Колвилл.

Гуманитарные учреждения системы ООН уже бьют тревогу в связи с крайне тяжелой гуманитарной ситуацией в Йемене. Примерно 12 миллионов жителей страны находятся на грани голода, более двух миллионов детей голодают.

Число жителей Йемена, которые не могут сами себя прокормить, за последние семь месяцев выросло на три миллиона и превысило 17 миллионов человек.

Помимо гуманитарных издержек, военная кампания Эр-Рияда превратила большую частью южного Йемена в безопасное место для радикалов из группировки «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП). Нужно отметить, что именно хуситы являются смертельными врагами исламистов из АКАП и до вторжения Саудовской Аравии проводили успешную наступательную операцию против них. Сейчас же, через два года после вторжения коалиции, исламисты как никогда хорошо вооружены, в их руках сосредоточены невиданные прежде объемы финансов и огромное влияние, они контролируют обширные районы юга Йемена.

Наряду с Эр-Риядом ответственность за разрушение йеменского государства и убийства мирного населения несет Вашингтон, который выступил в защиту беглого президента Мансур Хади, вплоть до предоставления, по распоряжению Барака Обамы, «материально-технической и разведывательной поддержки коалиции, начавшей боевые действия против повстанцев-хуситов в Йемене.

Более того, американские войска, вопреки нормам международного права, регулярно проводят боевые рейды на йеменской территории, правда, без особого успеха, но с большим враньем. Главарь йеменской «Аль-Каиды» заявил, что последний рейд американских военных на самом деле был «провальным», передает Reuters 5 февраля со ссылкой на видеообращение Касима аль-Райми, который считается лидером террористической организации на Аравийском полуострове. По его словам, в результате рейда были убиты 14 мирных мужчин, 11 женщин и детей. В ответ боевики сбили два вертолета и ранили десятки солдат армии США. В свою очередь, Пентагон, как всегда, победоносно сообщил об успешном рейде против «Аль-Каиды» в центральном Йемене, в результате которого были убиты 14 боевиков, однако «могли пострадать» гражданские лица. Интересно, как же американцы, которые сломя голову бежали с поля боя, сумели посчитать трофеи?

После такого «победоносного» рейда терпение правительства Йемена полностью иссякло и оно приняло беспрецедентное решение отозвать разрешение, выданное спецподразделениям США для проведения тайных наземных операций на территории этой страны, направленных на борьбу с лидерами и активными членами террористических группировок. Во избежание международного скандала Пентагон и йеменские власти согласились не распространять официальное сообщение о введении подобного запрета. Тем более что использование беспилотных летательных аппаратов, наносящих акцентированные удары по позициям и местам сосредоточения боевиков, под правительственный запрет не попало. Кстати, около 90% жертв беспилотников приходится на мирное население, в числе которых местные феллахи, вынужденные из-за действий боевиков с оружием в руках направляться на полевые работы. Следует напомнить, что в Йемене, учитывая специфику этой страны, мальчики, которых зачисляют в первый класс, уже носят оружие.

Согласно заявлению одного из руководителей партии «Всеобщий национальный конгресс Йеменской Республики» Абубакра Керби, половина населения страны живёт за чертой бедности, тысячи больниц, дорог, школ «были разрушены из-за агрессии против Йемена». Население не может получить медикаменты, продовольствие, не могут выезжать из страны на обучение студенты. К сожалению, эти факты не известны в мире, поэтому войну в Йемене, которую ведут последние два года Саудовская Аравия и Соединенные Штаты, называют «забытой войной».

Но международное сообщество не должно забывать резолюцию ООН о запрете продажи оружия Саудовской Аравии, поскольку Вашингтон и Лондон продолжают усиленно накачивать самым современным оружием Эр-Рияд, поощряя его к военным действиям против своего соседа — Йемена.

Необходимо также, чтобы Саудовская Аравия и Соединенные Штаты, активно участвующие в этой «забытой войне», решились на мирные переговоры, которые, по словам Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриш, могут воскресить зашедшее в тупик мирное урегулирование конфликта в Йемене.

Йемен. Саудовская Аравия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 20 февраля 2017 > № 2091617


Йемен. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072752

Что проигравшая партия Салеха хочет от России?

Виам Абдельмалик, Almawqea Post, Йемен

Делегация из представителей Всеобщего национального конгресса во главе с помощником генерального секретаря Абу Бакром Аль-Кирби посетила Москву 9 февраля. Напомним, что эта партия потерпела поражение в противостоянии с хуситами вместе с отстраненным от власти президентом Али Абдаллой Салехом, который возглавляет эту партию.

Сообщается, что делегация встретилась с заместителем министра иностранных дел России Михаилом Богдановым. Москва потребовала остановить войну в Йемене и стремиться к возобновлению переговоров.

Эта встреча состоялась спустя два месяца после визита хуситской делегации в Москву. Она также совпала с боями, которые ведут законные власти при поддержке арабского альянса для установления контроля над западным побережьем Йемена для гарантии безопасности международного судоходства.

Отчаянная попытка

Глава Центра исследований и разработок Абдул Салам Мухаммед считает, что визит проигравшей партии Салеха в Москву подтверждает поражение этой команды. Они пытаются втянуть русских в конфликт, чтобы те оказали давление в вопросе возобновления переговоров. Сами же они пытаются запутать реальное положение дел в военном вопросе.

В своем комментарии он отмечает, что русские хотят играть лишь ограниченную роль в йеменском конфликте, чтобы оказывать давление на государства Персидского Залива, американцев и любые будущие переговоры по Сирии.

Мухаммед подчеркнул необходимость ведения решительных боевых действий на западном побережье, так как появление любых новых переменных может изменить сложившийся баланс сил.

Положение хуситов

Москва поддержала участников переворота по некоторым позициям, как, например, требование установления бесполетной зоны для сокращения жертв среди гражданского населения. Оппозиция же призывает хуситские милиции и путчистов к сотрудничеству со спецпосланником ООН по Йемену Исмаилом Ульд Шейхом и осуждает отказ хуситов подписать документы ООН в случае, если они будут подписаны законным правительством.

Также в Сане все еще продолжает работать посольство Ирана, которое находится под контролем путчистов. Официальные представители проводили встречи как с руководителями хуситской милиции, так и со сторонниками свергнутого режима.

Несмотря на отсутствие серьезных интересов у России в Йемене в силу его географической удаленности, возможный контроль над проливом Баб Эль-Мандеб может оказать существенное давление на Саудовскую Аравию, через угрозы морскому судоходству в проливе. Это может привести к росту цен на нефть, что, естественно, на руку Москве. Ведь в 2014 она пострадала от падения цены на черное золото, когда Эр-Рияд отказался сократить объемы производства. Тогда же продолжилось соперничество между двумя государствами на азиатских рынках.

Вопрос легитимности

Несмотря на попытки участников переворота привлечь Россию в Йемен, это несет в себе множество препятствий, одним из которых является Саудовская Аравия. Наиболее сильный игрок в регионе стремится завоевать русского медведя. Новая администрация Дональда Трапма намерена уменьшить влияние Ирана. Однако по-прежнему существует реальный риск вмешательства Москвы в Йемен, особенно в свете ситуации в Сирии.

Официальные дипломатические отношения между Россией и Йеменом были установлены еще в 1928 году. Сейчас официальное правительство Йемена выразило готовность исполнять резолюцию 2216 (принята 14 апреля 2015 Советом Безопасности (о прекращении насилия в Йемене и усиление санкций, введенных резолюцией 2104 (2014) — прим. пер.). Недавно посол России в Йемене Владимир Дедушкин поздравил официальное правительство с победами в Мохе (порт на западом берегу Йемена — прим. пер.).

Йемен. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072752


Йемен > Агропром > ukragroconsult.com, 13 февраля 2017 > № 2070408

Запасов пшеницы в Йемене достаточно лишь до конца марта.

Сообщает агн. Зерно Он-Лайн со ссылкой на ФАО ООН.

Кризис со снабжением Йемена зерном более серьезный, чем предполагали ранее, говорят специалисты международной организации. Так 27 января ФАО ООН распространило информацию, что запасов пшеницы достаточно на 3 месяца.

Йемен > Агропром > ukragroconsult.com, 13 февраля 2017 > № 2070408


США. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070226

Переговоры по урегулированию конфликта в Йемене, которые длится уже почти два года, нужно воскресить, заявил генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш.

"Я католик, а католики верят в воскрешение. Так что если переговоры "умерли", их всегда можно воскресить. И я считаю, что это необходимо по очень простой причине — из-за страданий народа Йемена", — заявил Гутерреш на пресс-конференции с главой МИД Саудовской Аравии Ахмадом Аль-Джубейром в Эр-Рияде.

Гутерреш совершает первый в качестве генсека ООН визит в Турцию и страны Ближнего Востока, обсуждая ситуацию в регионе.

"Одна из причин моего визита в регион — именно возможность поддержать нашего спецпосланника (по Йемену Исмаила Ульд Шейх Ахмеда) в его работе. А его работа — стараться сделать все возможное, в соответствии с международным правом и международными резолюциями, чтобы решение (конфликта — ред.) стало возможным, положить конец страданию народа Йемена", — подчеркнул Гутерреш.

Несмотря на многочисленные усилия, спецпосланнику ООН не удается вновь усадить за стол переговоров стороны йеменского конфликта после того, как три предыдущих раунда завершились безрезультатно, и стороны не смогли достигнуть соглашения об окончании вооруженного конфликта, который длится в Йемене почти два года.

Накануне, как сообщалось, лидеры хуситов, удерживающих столицу Йемена, призвали ООН не продлевать мандат Ульд Ахмеда, обвинив спецпосланника в симпатиях к силам возглавляемой Саудовской Аравией коалиции, которые поддерживают президента Абд Раббу Мансура Хади.

Ольга Денисова.

США. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070226


Саудовская Аравия. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070204

Саудовская Аравия считает виновными в срыве мирных переговоров по Йемену мятежников из движения "Ансар Алла" (хуситы) и сторонников экс-президента Йемена Али Абдаллы Салеха, заявил на совместной пресс-конференции с генеральным секретарем ООН в Эр-Рияде министр иностранных дел Саудовской Аравии Адиль аль-Джубейр.

"Все усилия, предпринятые, в том числе, спецпосланником ООН по Йемену, провалились по вине хуситов и сторонников Салеха, а не законного правительства", — сказал аль-Джубейр.

По его словам, законное правительство во главе с президентом Абд Раббу Мансуром Хади и поддерживающая его коалиция заключили с хуситами более 70 соглашений, но те не выполнили ни одно из них.

"Война в Йемене продолжается, так как хуситы отказались выполнить резолюцию СБ ООН 2216 и инициативу стран Персидского залива по передаче власти в Йемене политическим путем", — добавил глава саудовского МИД.

Он высоко отозвался об усилиях спецпосланника ООН по Йемену Исмаила Ульд шейха Ахмеда, отставки которого недавно требовали хуситы, и заверил, что королевство "готово оказывать ему всяческую поддержку".

В то же время генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш отметил, что "есть вероятность возобновления переговоров по Йемену".

Несмотря на многочисленные усилия, спецпосланнику ООН не удается вновь усадить за стол переговоров стороны йеменского конфликта после того, как три предыдущих раунда завершились безрезультатно, и стороны не смогли достигнуть соглашения об окончании вооруженного конфликта, который длится в Йемене почти два года.

В Йемене с 2014 года продолжается вооруженный конфликт, в котором с одной стороны участвуют повстанцы-хуситы из шиитского движения "Ансар Алла" и лояльная экс-президенту Али Абдалле Салеху часть армии, а с другой — правительственные войска и ополчение, лояльные президенту Абд Раббу Мансуру Хади. Правительство с воздуха и на земле с 2015 года получает поддержку арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией.

Саудовская Аравия. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 февраля 2017 > № 2070204


Йемен. Италия > Агропром > fao.org, 10 февраля 2017 > № 2086028

Количество человек, испытывающих дефицит продовольствия в Йемене, возросло на 3 миллиона человек за последние семь месяцев, доведя общее количество человек, которые не в состоянии самостоятельно прокормить себя, до 17,1 миллиона человек, согласно совместной оценке, проведенной тремя учреждениями ООН.

Из 17,1 млн человек, сталкивающихся с дефицитом продовольствия, около 7,3 миллиона человек нуждаются в экстренной продовольственной помощи.

Предварительные результаты Оценки чрезвычайной ситуации с продовольственной безопасностью и питанием (EFSNA) показывают, что состояние продовольственной безопасности и питания стремительно ухудшаются из-за продолжающегося конфликта.

Более двух третей населения Йемена, насчитывающего 27,4 миллиона человек в настоящее время, либо не имеют доступа к продовольствию, либо не потребляют качественную пищу.

EFSNA представляет собой совместное исследование, проведенное Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО), Детским фондом Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) и Всемирной продовольственной программой (ВПП) в сотрудничестве с властями Йемена. Это первая национальная оценка на уровне домохозяйств, проведенная в стране с момента эскалации конфликта в середине марта 2015 года.

В четырех губерниях уровни острого недоедания достигли критических отметок, тогда как сельскохозяйственное производство падает по всей стране.

«Скорость, с которой ситуация ухудшается, и резкий рост числа людей, испытывающих дефицит продовольствия, вызывают сильное беспокойство, - сказал Сала Хадж Хасан, представитель ФАО в Йемене. - Принимая во внимание тот факт, что сельское хозяйство является основным источником средств к существованию для большинства населения страны, ФАО настоятельно призывает к увеличению объема финансирования на поддержку средств к существованию фермеров, животноводов и рыболовецких общин с целью улучшения их доступа к продуктам питания в 2017 году и предотвращения дальнейшего усугубления уже и так критической ситуации с продовольственной безопасностью и безопасностью средств к существованию».

«Мы наблюдаем один из самых высоких в мире уровней недоедания среди детей в Йемене за последнее время. Дети, которые серьезно страдают от острого истощения, в 11 раз больше подвержены риску смерти по сравнению с их здоровыми сверстниками, если не начать лечить их вовремя. Даже если они выживают, эти дети рискуют не раскрыть свой потенциал развития, что создает серьезную угрозу для целого поколения в Йемене, и погружает страну в порочный круг нищеты и отставания в развитии», - сказал д-р Меритксель Релано, Представитель ЮНИСЕФ в Йемене.

«Текущий уровень голода в Йемене является беспрецедентным, что приводит к серьезным осложнениям и негативным гуманитарным последствиям для миллионов йеменцев, в особенности затрагивая уязвимые группы, - сказал Стивен Андерсон, Страновой директор ВПП в Йемене. - К сожалению, мы видим все больше и больше семей, которые вынуждены пропускать приемы пищи и ложиться спать голодными, тогда как дети и матери едва в состоянии поддержать свое существование. ВПП призывает к срочной поддержке, чтобы поставить продовольствие для семи миллионов человек, которые испытывают острый дефицит продовольствия и могут не пережить эту ситуацию».

Продовольственная безопасность

Состояние продовольственной безопасности в стране резко ухудшилось в последние месяцы. По оценкам 65% домохозяйств в настоящее время находятся в состоянии отсутствия продовольственной безопасности.

Помимо этого, три четверти всех домохозяйств рассказали от том, что их экономическая ситуация сейчас хуже, чем до кризиса. Доходы упали, и многие служащие государственного сектора в течение нескольких месяцев не получают зарплату. В результате 80% йеменцев в настоящее время находятся в долговой яме, и более половине всех домохозяйств приходится покупать продукты в кредит.

Многие семьи - 60% - прибегают к негативным механизмам преодоления трудностей, таким как покупка менее предпочтительных продуктов питания, уменьшение порций или пропуск приемов пищи.

Неполноценное питание

Результаты EFSNA показывают, что более 2 миллионов детей страдают от острого истощения.

В четырех провинциях - Абьян, Ходейда, Хадрамаут и Таиз - уровень недоедания переступил отметку «чрезвычайная ситуация», а это означает острый уровень истощения у более 15% детей. В семи провинциях, а именно - Аден, Эль Дали, Эль Джауф, Махвит, Хаджах, Лахдж и Шабва - уровень недоедания в настоящее время превышает отметку «серьезная ситуация», которая указывает на то, что уровень острого недоедания составляет более 10%.

Сельское хозяйство

Сельскохозяйственный сектор является основным источником средств к существованию, по крайней мере, для 60% йеменских домохозяйств. Средства к существованию этого критического для населения сегмента сильно пострадали, а сельскохозяйственное производство резко упало в 2016 году по сравнению с докризисным уровнем.

До 1,5 миллионов семей, занятых в сельском хозяйстве в настоящее время, не имеют доступа к критически важным сельскохозяйственным ресурсам (включая семена, удобрения, топливо для орошения) и остро нуждаются в чрезвычайной поддержке сельского хозяйства. Из них 860 тыс. домохозяйств, занятых в животноводстве, не имеют доступа к кормам для животных (корма, концентраты, минеральные блоки) и многие животноводческие домашние хозяйства были вынуждены продать своих животных для удовлетворения других бытовых нужд.

В то же время слабый контроль за болезнями растений и животных наносит дополнительный удар по сельскохозяйственному сектору, которому требуется экстренная защита и сохранность активов.

Усилия ФАО

В рамках плана по оказанию чрезвычайной помощи Йемену ФАО в 2017 году основное внимание уделит четырем основным направлениям деятельности: обеспечение посевными наборами и инструменты, а также растительными наборами, построение ирригационных систем для уязвимых домохозяйств, чтобы улучшить их доступ к продовольствию; экстренная защита здоровья сельскохозяйственных животных путем вакцинирования миллионов животных; оказание чрезвычайной помощи с целью повышения и диверсификации доходов и средств к существованию, а также реализация программ «Деньги за труд», поддержка птицеводства, пчеловодства, а также рыболовства; и усиление институциональных аспектов обеспечения продовольственной безопасности и мер ответного реагирования в области сельского хозяйства при одновременном укреплении устойчивости.

ФАО срочно запрашивает 48,4 млн. долл. США на наращивание ответных действий и оказание помощи 3 миллионам человек из наиболее уязвимых групп населения в Йемене в 2017 году.

Усилия ЮНИСЕФ

Только за последние два года ЮНИСЕФ обеспечил лечение 460 тыс. детей, страдающих от острой недостаточности питания в Йемене. Учреждение также предоставило детям в возрасте до пяти лет витаминные добавки и вакцины, а также поставило лекарственные препараты и медицинское оборудование, питательные добавки и предоставило помощь пострадавшим детям.

ЮНИСЕФ также участвует в строительстве и восстановлении школ, распределяет безусловные трансферты гуманитарных денежных средств и гигиенические наборы для наиболее уязвимых групп населения, поставляет топливо для того, чтобы обеспечить доставку воды миллионам перемещенных лиц, в том числе тем, кто оказался в боевых действиях в Таиз, Сааде и других районах.

ЮНИСЕФ срочно запрашивает 237 млн долл. США на продолжение своей деятельности в Йемене.

Усилия ВПП

ВПП предоставляет срочную продовольственную помощь путем прямых поставок продовольствия и продовольственных ваучеров почти семи миллионам человек в Йемене. ВПП также поставляет питательные микроэлементы для кормящих и беременных женщин, а также детей, страдающих от или подверженных риску умеренной недостаточности питания.

В рамках Плана ООН по оказанию гуманитарной помощи на 2017 год в Йемене, ВПП запрашивает более 950 млн долл. США на поддержку более семи миллионов человек в Йемене в этом году.

Предварительные результаты EFSNA были включены в План по оказанию гуманитарной помощи Йемену на 2017 год, о чем было также объявлено на этой неделе. Полученные данные также будут использованы для подготовки следующей Интегрированной классификации фаз продовольственной безопасности (ИКФ) для Йемена, которую планируется опубликовать в марте. Дополнительный анализ проводится

Йемен. Италия > Агропром > fao.org, 10 февраля 2017 > № 2086028


Йемен > Армия, полиция > un.org, 10 февраля 2017 > № 2070328

Жители припортовых районов Йемена используются в качестве «живого щита»

В ООН крайне обеспокоены активизацией боевых действий в городе Моха в йеменской провинции Таиз и их последствиями для мирного населения. Жители этого портового города фактически оказались «в ловушке» и уже почти две недели используются в качестве «живого щита». Есть опасения, что такая же участь постигнет и население города Ходейды, откуда поступает информация о начавшихся авиаударах.

Из-за интенсивных обстрелов, как воздушных, так и наземных, сотрудники Управления Верховного комиссара ООН по правам человека не могут добраться до города Моха и получить информацию о жертвах среди гражданского населения.

Вместе с тем, согласно достоверным сведениям, гражданские лица оказались в совершенно невыносимом положении. Каждая из сторон конфликта дает им взаимоисключающие указания. Аффилированные с хуситами народные комитеты требуют, чтобы жители не покидали свои дома, в то время как проправительственные войска и силы Коалиции настаивают на необходимости их эвакуации.

«Из надежных источников стало известно, что аффилированные с хуситами снайперы стреляли по людям, пытавшимся покидать свои дома в зонах, подконтрольных хуситам. Это может свидетельствовать об использовании гражданского населения в качестве «живого щита», - говорится в сообщении Управления Верховного комиссара ООН по правам человека.

Ранее поступала информация о том, что 22 января 11 мирных жителей были убиты и четверо получили ранения в результате воздушного обстрела одного из жилых домов. В ходе воздушных обстрелов в городе Моха было разрушено или повреждено 200 жилых домов.

«Мирные жители серьезно пострадали во время боев вокруг порта Моха. Весьма вероятно, что такая же участь ожидает и население Ходейды, где уже сейчас значительно интенсифицировались авиаудары», — заявил в ходе брифинга в Женеве пресс-секретарь Управления Верховного комиссара ООН по правам человека Руперт Колвилл.

Тем временем, гуманитарные учреждения системы ООН сообщают о крайне тяжелой гуманитарной ситуации в Йемене. Примерно 12 миллионов жителей страны - находятся на грани голода. Эксперты считают, что более двух миллионов детей уже голодают.

Число жителей Йемена, которые не могут сами себя прокормить, за последние семь месяцев выросло на три миллиона и превысило 17 миллионов человек.

«Скорость, с которой ситуация ухудшается, и резкий рост числа людей, испытывающих дефицит продовольствия, вызывают сильное беспокойство, - сказал представитель ФАО в Йемене Сала Хадж Хасан.

«Нынешние масштабы голода в Йемене являются беспрецедентными...», - добавил представитель Всемирной продовольственной программы Стивен Андерсон.

Он подчеркнул, что ежедневно растет число йеменских семей, которые питаются в лучшем случае раз в день и ложатся спать голодными. В крайне тяжелом положении оказались внутренне перемещенные лица, число которых также стремительно растет.

Сегодня на брифинге в Женеве пресс-секретарь Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) Уильям Спиндлер сообщил, что вооруженные столкновения в припортовых районах Моха и Дубаб в провинции Таиз привели к новым перемещениям населения. За последние несколько недель свои дома покинули 34 тысячи человек. 28 тысяч из них нашли приют в других районах провинции Таиз. Остальные бежали в соседние провинции.

Йеменцы оказались в столь плачевном положении в результате войны между правительственными войсками, которых поддерживает международная коалиция во главе с Саудовской Аравией, и группой «Аль Хуcи».

Йемен > Армия, полиция > un.org, 10 февраля 2017 > № 2070328


Саудовская Аравия. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 февраля 2017 > № 2067279

Законное правительство скоро будет править Йеменом, заявил РИА Новости официальный представитель арабской коалиции, советник министра обороны Саудовской Аравии Ахмед Асири.

"Скоро вернётся безопасность, стабильность и законное правительство, которое будет править всем Йеменом. Уже сейчас оно контролирует 85% территории. Эти приверженцы переворота остались только в Сане и некоторых районах провинции Саада (Sadah)" — сообщил он.

В Йемене с 2014 года продолжается вооруженный конфликт, в котором с одной стороны участвуют повстанцы-хуситы из шиитского движения "Ансар Алла" и лояльная экс-президенту Али Абдалле Салеху часть армии, а с другой — правительственные войска и ополчение, лояльные президенту Абд Раббу Мансуру Хади. Правительство с воздуха и на земле получает поддержку арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией.

Саудовская Аравия. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 февраля 2017 > № 2067279


Йемен. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 февраля 2017 > № 2067266

Проправительственные силы в Йемене контролируют порт и город Моха, заявил РИА Новости официальный представитель арабской коалиции, советник министра обороны Саудовской Аравии Ахмед Асири.

"Йеменское правительство контролирует порт и город Моха. Сейчас армия внутри города ликвидирует очаги сопротивления. Эти люди сейчас под видом мирных жителей покидают город, чтобы не быть убитыми и не попасть в плен. В течение нескольких последних часов город полностью перешел под управление законного правительства", — сообщил он.

"К сожалению, когда хуситы поняли, что они потеряли контроль над городом, то стали обстреливать из миномётов и реактивных установок "Катюша" городской рынок, погибли мирные жители. Это стиль этих группировок", — добавил Асири.

В Йемене с 2014 года продолжается вооруженный конфликт, в котором с одной стороны участвуют повстанцы-хуситы из шиитского движения "Ансар Алла" и лояльная экс-президенту Али Абдалле Салеху часть армии, а с другой — правительственные войска и ополчение, лояльные президенту Абд Раббу Мансуру Хади. Правительство с воздуха и на земле получает поддержку арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией

Йемен. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 февраля 2017 > № 2067266


США. Йемен. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 8 февраля 2017 > № 2091635

Trump Policy Continues Purposefully Fueling Terrorism

Tony Cartalucci

In the American cartoon show G.I. Joe, no matter how badly the heroes of G.I. Joe battered the villains of the Cobra organization the previous week, they would return with even more men, weapons, and vehicles. No explanation was ever given as to where Cobra drew these vast resources from, and no explanation was needed – because it was just a children’s cartoon.

In real life, however, a similar scenario is unfolding, and a similarly childish narrative is being foisted upon the public to conceal where real villains are drawing their vast resources from. Unlike in a children’s cartoon, a real explanation is needed.

The threat of “terror,” or “radical Islamists” as US politicians and media refers to them, has become as cartoonish in reality as Cobra was in fiction.

Organizations like Al Qaeda and the self-proclaimed “Islamic State” (ISIS) appear to draw from inexhaustible reserves of money, men, materiel, weapons, and even vehicles. They appear capable of transiting national borders, even the seas with fighters, logistical support, and financial resources in quantities that would confound all but the largest, most competent global military forces.

These terrorist organizations, espousing Wahhabi ideology originating in the Persian Gulf states of Qatar, Saudi Arabia, and the United Arab Emirates, are waging war simultaneously in Yemen, Syria, Iraq, and Libya, all while carrying out terrorist operations globally from North America and Europe to Eurasia and the Far East.

They are fighting the collective forces of Syria, Iraq, Iran, Russia, and Lebanon’s Hezbollah.

Few nations on Earth possess the political, military, and financial resources required to create and sustain such a force, and fewer still, possess the motivation to do so.

A Travel Ban Addressing Not Even the Symptoms

US President Donald Trump’s executive order banning entry into the United States of citizens from Syria, Sudan, Iran, Iraq, Yemen, Libya, and Somalia was predicated on protecting the American people from what the order claimed were “terrorist attacks by foreign nationals admitted to the United States.”

The order makes specific reference to the terrorist attack on September 11, 2001 on New York and Washington in which nearly 3,000 would die.

However, the ban in fact omits literally every nation from which the alleged hijackers on September 11 hailed – 15 of the 19 hijackers were from Saudi Arabia, 2 from the United Arab Emirates (UAE), 1 from Egypt, and one from Lebanon.

Louvre Attack Exposes Impotence of the Travel Ban

More recently, amid the attack on France’s Louvre, the suspect now identified as Abdallah Reda Refai El Hamahmy, was born in Egypt – not on President Trump’s list – had traveled to France from the United Arab Emirates – also not on the list – where he had worked for two years as a lawyer. He had also previously traveled to Saudi Arabia – also not on the list – where his wife and child currently reside.

Despite none of the nations the Louvre attack suspect resided in or frequently traveled to being on President Trump’s list, he would exclaim in a message posted on social media platform Twitter:

A new radical Islamic terrorist has just attacked in Louvre Museum in Paris. Tourists were locked down. France on edge again. GET SMART U.S.

Yet, by “getting smart,” one assumes President Trump means the US should acquiesce to his executive order and the travel ban it authorized. Yet the ban would not have prevented Abdallah Reda Refai El Hamahmy from entering the United States, finding a knife, and attacking any target of his choosing.

It should be noted that suspected hijackers from Egypt and Lebanon, as well as the Louvre attack suspect, were members of or inspired by terrorist organizations funded and politically backed by Saudi Arabia and its Wahhabi neighbors.

In fact, the groups these terrorists are drawn from includes the Muslim Brotherhood, an organization from which Al Qaeda was originally gestated – and a group defended by US and European political interests from states attempting to dismantle their networks, under various excuses including “freedom of expression” and “democracy.”

In this sense, the US and Europe are not just failing to fight terrorism, they are intentionally fueling, aiding and abetting it.

Still, President Trump’s supporters maintain that the list included in the executive order originated from the Obama administration, and that Saudi Arabia “may” be added later. However, recent events suggest otherwise.

Actions Speak Louder Than Words

In addition to omitting Saudi Arabia from the list of nations included in his executive order’s travel ban, President Trump would send US warship USS Cole to the coast of Yemen to provide security for Saudi ships in the region.

Saudi warships have been targeted amid the full-scale war Riyadh is waging against its Yemeni neighbors.

The USS Cole is of course the ship attacked in 2000 by Al Qaeda while at port in Aden, Yemen. Seventeen US sailors would die. It is unlikely that a single US warship can “protect” Saudi ships, but it could significantly increase the likelihood of Yemeni forces inadvertently hitting the US ship in an attempt to defend themselves against Saudi attacks.

The logical progression of events after an accidental strike on a US ship by Yemeni forces would be wider US involvement in the Yemeni conflict, on the side of Saudi Arabia – the nation President Trump’s supporters believe “may” be added to the travel ban “later.”

From Whence Terrorism Really Flows

It is clear that terrorist organizations, including Al Qaeda and ISIS – cited by US President Donald Trump as the pretext for his recent executive order – are creations and perpetuations of joint US-Saudi collusion. They have jointly created a global mercenary force that can fight where their regular forces cannot, using tactics and methods on a scale that even their respective covert operations forces could never achieve.

And while it could not be any clearer that these terrorist organizations draw from Saudi Arabia, Qatar, and the United Arab Emirates – with US and European backing – the summation of their political, financial, and military resources, President Trump – despite vowing to fight and defeat terrorism – has doubled down on protecting this very source of their power.

By doing so, President Trump ensures that Al Qaeda and ISIS – just like the fictional Cobra organization – reappears each week with more men, weapons, and vehicles – no matter how badly battered they were the previous week.

США. Йемен. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 8 февраля 2017 > № 2091635


США. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065827

Госдепартамент США официально опроверг сообщения в СМИ, что власти Йемена отозвали разрешение, выданное американским военным на проведение спецопераций против террористов на территории страны.

"Нам известно о сообщениях, что правительство Йемена потребовало приостановить наземные операции США. Отметим, что министр иностранных дел Йемена опроверг эти сообщения", — заявил РИА Новости исполняющий обязанности пресс-секретаря госдепартамента Марк Тонер.

Ранее газета New York Times со ссылкой на американских чиновников сообщила, что власти Йемена отозвали имеющееся у США разрешение. По информации издания, такое решение было принято после проведения первой после вступления Трампа в должность президента широкомасштабной операции американских вооруженных сил в Йемене, в результате которой погибли мирные жители.

Позднее агентство Рейтер со ссылкой на неназванного йеменского чиновника сообщило, что правительство Йемена не отзывало у США разрешение проводить наземные спецоперации против террористических группировок на территории страны. В свою очередь в командовании США на Ближнем Востоке (CENTCOM) РИА Новости сообщили, что не получали приказов прекратить операции в Йемене или остановить их планирование.

США в последние годы регулярно наносят в Йемене удары по группировке "Аль-Каида" (запрещена в РФ и ряде стран), однако, как правило, ограничиваются ударами с воздуха.

США. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065827


США. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065820

США намерены укреплять дипломатические связи с властями Йемена и продолжат сотрудничать с ними в борьбе с террористической группировкой "Исламское государство" (ИГ, запрещена в России), заявил представитель Белого дома Шон Спайсер.

"Йемен поддерживает борьбу, которую мы ведем с ИГ. И я думаю, мы продолжим работать с йеменскими властями над укреплением дипломатических отношений".

Спайсер заверил, что США и Йемен "продолжат сотрудничать в борьбе с ИГ".

Он не стал комментировать сообщения, что власти Йемена отозвали разрешение США проводить спецоперации в этой стране.

Ранее газета New York Times со ссылкой на американских чиновников сообщила, что власти Йемена отозвали имеющееся у США разрешение.

И.о главы пресс-службы госдепартамента США Марк Тонер опроверг эту информацию. Он, в частности, напомнил, что ее также опроверг глава МИД Йемена.

Дмитрий Злодорев.

США. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065820


США. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065147

Рейд американских военных против боевиков в Йемене носил разведывательный характер и достиг своей цели, заявил во вторник официальный представитель Белого дома Шон Спайсер.

"Рейд в Йемене был проведен для сбора разведывательной информации", — сказал он. По его словам, "данная операция была в высшей степени успешной и достигла цели".

"Задача состояла в сборе сведений, и мы их получили", — добавил Спайсер.

Ранее телеканал NBC сообщил со ссылкой на военных, что секретной целью проведенного 29 января рейда был один из главарей террористической группировки "Аль-Каида на Аравийском полуострове" Касим аль-Рими. Однако поймать одного из самых опасных террористов, по данной информации, не удалось. Вместе с тем, в ходе рейда было уничтожено 14 других террористов.

Дмитрий Злодорев.

США. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065147


Иран. Йемен > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060352

Тегеран не поставляет оружие Йемену, сообщения об этом являются ложью, заявил в пятницу советник спикера парламента Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян.

"Это просто вымыслы, которые появляются с самого начала войны в Йемене. (Например) Они объявляют об убийстве трех командиров из Корпуса стражей исламской революции в каком-то районе (Йемена). Но они не предъявляют никаких доказательств всему этому. Все это – недостоверные, безосновательные измышления", — заявил Абдоллахиян в интервью RT.

По его словам, в Тегеране не скрывают присутствие "военных советников для борьбы с ИГИЛ (запрещена в РФ) в Сирии и Ираке", которые были направлены туда "по официальной просьбе правительств Сирии и Ирака".

"Все это в рамках международного права. В Йемене у нас нет вооруженных сил, и мы не отправляли туда ни беспилотники, ни оружие. Но мы поддерживаем Йемен политически и считаем, что все йеменцы должны играть роль в будущем Йемена. Мы верим, что блокада Йемена должна закончиться. Мы заявляем, что саудовская агрессия против Йемена является стратегической ошибкой, которая нанесла Саудовской Аравии ущерб больше, чем какая-либо другая сторона", — сказал Абдоллахиян.

Иран. Йемен > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060352


США. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 1 февраля 2017 > № 2058721

Президент США Дональд Трамп неожиданно покинул свой офис, чтобы встретить доставленное в США тело погибшего в Йемене американского военного, сообщает Белый дом.

Как уточняется, президент и его старшая дочь Иванка сели около 3 часов дня (23.00 мск) в президентский вертолет, который вылетел с Южной лужайки Белого дома.

Сначала ведомство президента не называло направление полета. Однако несколько минут спустя стало известно, что Трамп решил встретить тело погибшего американского военного на авиабазе "Довр" в Делавере. В настоящий момент президент уже находится на военной базе, уточнил Белый дом.

Речь идет о погибшем ходе операции офицере ВМС США Уильяме Оуэнсе из Иллинойса. Он умер 28 января от ран, полученных при операции против террористической операции "Аль-Каида" в Йемене, говорится в сообщении. Оуэнс воевал в спецподразделении Центрального командования вооруженных сил США. Белый дом сообщил, что операция была санкционирована недавно вступившим в должность президента Трампом.

Свои соболезнования в связи с гибелью Оуэнса уже выразил новый глава Пентагона Джеймс Мэттис.

США. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 1 февраля 2017 > № 2058721


Йемен > Агропром > zol.ru, 30 января 2017 > № 2054427

Запасы пшеницы в Йемене опустились до угрожающе низкого уровня и способны обеспечить внутренний спрос на протяжении не более трех месяцев.

Сообщает агн. Зерно Он-Лайн со ссылкой на Управление по координации гуманитарных вопросов ООН.

Кризис в Центральном банке Йемена препятствует пополнению запасов пшеницы за счет импорта. Решение правительства Йемена о переводе Центрального банка из Саны, контролируемой хуситами, в южный порт Аден, принятое в августе прошлого года, парализовало работу банка. Крупные трейдеры приостановили закупки импортной пшеницы из-за невозможности провести финансирование сделок.

Некоторые импортеры нашли способы обойти «заморозку» платежей и с начала года законтрактовали несколько карго пшеницы. Но, по мнению торговых источников, это существенно не исправит ситуацию, поскольку количество таких импортеров невелико.

По данным ООН, запасы других продовольственных культур, в т.ч. риса, также недостаточны.

В текущем году ООН потребуется около $2 млрд. для обеспечения её гуманитарной деятельности в Йемене, где сейчас сложилась самая критичная в мире ситуация с продовольствием. Если не будут предприняты немедленные действия, в стране возможен голод.

Йемен > Агропром > zol.ru, 30 января 2017 > № 2054427


Саудовская Аравия. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 23 января 2017 > № 2047211

Спецпосланник ООН по Йемену Исмаил Ульд аш-Шейх Ахмед в понедельник провел переговоры в столице Йемена с контролирующими ее повстанцами из движения "Ансар Алла" (хуситами) о возможности возобновления переговоров между ними и

международно признанным правительством во главе с президентом Абд Раббу Мансуром Хади, сообщило принадлежащее хуситам йеменское новостное агентство Саба.

По его информации, прибывший в воскресенье в Сану из Джибути спецпосланник ООН встретился с министром иностранных дел Хишамом Шарафом в правительстве национального спасения, сформированного хуситами, и членами партии "Всеобщий народный конгресс" экс-президента Йемена Али Абдаллы Салеха.

"На встрече Шарафа с Ульд аш-Шейхом затрагивался вопрос активизации усилий для достижения мира, продвижения переговоров и достижения их успеха в интересах йеменцев, а также шла речь о возможностях достижения мирного договора, который бы удовлетворял все стороны", — отметило агентство. После проведенных встреч спецпосланник ООН покинул йеменскую столицу.

Неделю назад аш-Шейх Ахмед встречался с президентом Хади в городе Адене на юге Йемена, где находятся международно признанные власти страны, чтобы обсудить прекращение военных действий и пути возобновления переговоров.

Несмотря на многочисленные усилия, спецпосланнику ООН не удается вновь усадить на стол переговоров стороны йеменского конфликта после того, как три предыдущих раунда завершились безрезультатно, и стороны не смогли достигнуть соглашения об окончании вооруженного конфликта, который длится в Йемене почти два года.

В Йемене с 2014 года продолжается вооруженный конфликт, в котором с одной стороны участвуют повстанцы-хуситы из шиитского движения "Ансар Алла" и лояльная экс-президенту Али Абдалле Салеху часть армии, а с другой — правительственные войска и ополчение, лояльные президенту Абд Раббу Мансуру Хади. Правительство с воздуха и на земле получает поддержку арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией. В понедельник правительство Йемена объявило, что его войскам при поддержке арабской коалиции удалось отбить у хуситов портовый город Моха на Красном море.

Саудовская Аравия. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 23 января 2017 > № 2047211


Египет. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046449

Египет в воскресенье принял решение о продлении участия своих вооруженных сил в кампании военной коалиции арабских стран в Йемене, сообщила канцелярия президента страны.

Решение о продлении участия "необходимого количества вооруженных сил в боевой операции в регионе Красного моря, Баб эль-Мандебского пролива и Персидского залива для защиты национальных интересов" было принято на заседании Совета национальной обороны страны.

В Йемене продолжается вооруженный конфликт, где с одной стороны выступают повстанцы-хуситы из шиитского движения "Ансар Аллах" и лояльная экс-президенту Али Абдалле Салеху часть армии, а с другой — войска изгнанного ими Хади. Коалиция арабских стран во главе с Саудовской Аравией выступила на стороне Хади и с 26 марта 2015 года наносит авиаудары по районам Йемена, которые контролируют хуситы.

Египет. Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046449


Саудовская Аравия. Йемен. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 14 января 2017 > № 2057718

Saudi Arabia Carries on its Deadly Harvest in Yemen

Jean Perier

In spite of countless demands voiced by the international community to put an end to the continuous slaughter of Yemeni civilians, the so-called Arab coalition, led by Saudi Arabia carries on the destruction of residential areas in Yemen.

On January 10, Saudi airplanes destroyed a school in a small Yemeni mountain village, located some 30 miles to northeast of Sana’a. The air raid was launched in the afternoon before classes finished, resulting in at least 8 people killed – a teacher and seven minors aged from 8 to 12 years. This was not the first case of Riyadh bombing peaceful Shia villages. Since last year, a total of 12 Yemeni civilians was killed in a similar attack.

It seems that nobody wants to speak about the fact that Saudi Arabia is waging a full-scale war on Yemen, therefore Saudi bombs raining from the sky is a daily occurrence in this poor country. According to the World Health Organization, in just two years of the armed conflict, a total of 7,000 people were killed, on top of a total of nearly 40,000 injured. As a result, the number of refugees fleeing the country has already reached 3 million people.

In the course of the conflict, the Saudi air force subjected to their merciless bombardment two wedding processions, the only center in Yemen assisting the blind and visually impaired and a number of hospitals run by Doctors Without Borders. A number of areas of the Yemeni capital – Sana’a – has been reduced to rubble. But no atrocity is despicable enough for the Al-Saud royal family, with its military forces routinely using phosphorus and cluster bombs, which are prohibited by a number of international treaties.

Since the start of the armed aggression against Yemen, the coalition led by Saudi Arabia claimed the lives of a total of 1,500 children. This has recently been stated by a UNICEF representative in Yemen, Meritxell Relano. She stated that UNICEF is aware of at least 2,140 children being seriously injured in the conflict, even though the real figures may be much higher, she added. A total of 2,000 schools can no longer be used for their intended purpose, since they have been badly damaged or destroyed by Saudi airstrikes. Some of them are now used for the housing of displaced families, while others were claimed for military purposes. UNICEF representatives have been urging the Saudi coalition to stop bombing residential areas and civilian infrastructure in Yemen, but to no avail.

At this point it’s safe to say that such atrocities are unable to break the spirit of the local Shia resistant movement – the Houthis from the Ansar Allah movement, the better part of which remain loyal to the former President Ali Abdullah Saleh. The Saudi coalition claims that is has the right to destroy the lives of common Yemeni citizens, since it’s supporting the ousted president that enjoy no support within the country – Abd Rabbo Mansour Hadi.

Saudi armed aggression and the death toll it produced has triggered outrage among a number of international human rights organizations who demand an end to the multiplying war crimes that could have never been committed without the continuous supply of Western weapons to the Saudi regime.

In particular, such demands have repeatedly been voiced by Human Rights Watch, which insist on a need to put a stop to the flow of US weapons to the Persian Gulf. The Obama administration has been supplying billions of dollars worth of weapons and munitions to Riyadh, as pointed out by US director of Human Rights Watch, Sarah Margon who is convinced that the atrocities of the Saudi royal family could never happen without this assistance.

Regardless of these protests, as it’s been reported by the German journal Der Spiegel, Saudi Arabia continues receiving the most advanced weaponry from a number of Western countries, including Germany. In particular, at the last meeting between the German Federal Security Council (BSR), which is headed by German Chancellor, Angela Merkel and the Minister for Economic Affairs and Energy, Sigmar Gabriel, it was decided to supply a total 41,644 units of so-called multi-functional artillery fuses produced by Junghans Microtec to France, which will be installed in artillery munitions to be sold to Saudi Arabia.

At the same time, you will hardly come across an analyst who genuinely believes that the Saudi monarchy is capable of making a single step without consulting its masters in Washignton. It would never be able to get away with sponsoring militant groups across the region and the war crimes that it regularly commits in Yemen without the support of its Western sponsors.

We should not forget that the aggression against Yemen was semi-officially supported by two superpowers – the US and Britain, who have their officers constantly present in the coalition headquarters. Those powers use the Yemeni conflict to increase weapons sales to Gulf countries, which have recently reached a level of tens of billions of dollars which vastly surpasses the level they enjoyed before the crisis, but also to expand their military presence in the strategically important area of the Bab-el-Mandeb strait.

That’s why, when charging the Saudi authorities with war crimes, one should direct these accusations against the authorities of the United States, Germany, France, Britain, as well, for supplying weapons to the Saudi monarchy and actually doing everything they can to ensure the continuation of the bloody conflict in Yemen.

Саудовская Аравия. Йемен. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 14 января 2017 > № 2057718


Йемен. Ливия. США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 14 января 2017 > № 2057716

Libya, Yemen, and Why They Are Yesterday’s News

Seth Ferris

We are all familiar with the phenomenon of old news. A story which was on the front page for weeks gradually stops being reported because other things are considered more newsworthy. The issues which made the story so newsworthy are still there, but the media owners decide that the public is bored with them, inconvenient truths, and the audience wants to hear about something else.

The question is: how is this decided? Now we have the internet you can see how popular stories are by the number of hits they get – although that is only a rough measure, as you don’t know why those stories are actually being read, or by whom in particular. But how did anyone decide before then whether a story was stale or not? If it was by editorial judgment, what does that actually mean?

The inhabitants of Libya and Yemen might well ask the same question. Libya was in the news frequently under Gaddafi because he was an international pariah, and any story about his actions, repetitive or not, served a political purpose which suited the newspapers. When he was overthrown by the West we were fed stories about the heroic freedom fighters liberating their country from tyranny. What the people of Libya had done was a model for the rest of the world to follow, in the wake of UN Resolution 1973, so we were told, so all eyes were directed to what was happening there—as in a false flag.

But what now? Following the logic of earlier reports, we should now be hearing about all the positive steps being taken by the new Libyan government to reconstruct the country. But Libya is now yesterday’s news. If the issues which made that conflict news had gone away there would be no problem with reinstalling the experienced Gaddafi henchmen, cleansed of past misdeeds. That isn’t happening, so Libyans are fighting the same newsworthy cause, but someone has declared it is no longer important enough to hear.

Yemen is a similar case. It got dragged into the “Arab Spring” because of its location, despite the fact its government was in power as a result of the Western-backed reunification of the country, and its actions were no worse than those of a dozen other governments the West has supported. Such was the West’s devotion to Yemen’s freedom that the US maintained an embassy there despite it being bombed and civil war raging around. Then some documents were stolen, and the US fled like greased lightning. Suddenly Yemeni freedom is something no one wants to hear about, so we are told, even though most people are more interested in this obscure country now than they were before they heard the news reports.

Those who remember the Vietnam War do so because it was featured on Western TV screens practically every night, even though the story presented never changed much. So why Libya and Yemen are yesterday’s news now? Is it, perhaps, because the dream they represented has proved to be exactly that? Or that it was a lie all along, and any reportage would lead the Western public to the same conclusion?

Publicity works two ways. If the public doesn’t choose to believe the reports given, they rebound on you, as Tony Blair found over Iraq and its WMD’s. Libya and Yemen are yesterday’s news because media outlets are in a quandary – either they have to admit to telling false stories until now, or they have to keep telling them and risk people drawing their own conclusions. This is very embarrassing for those who can fly home to the West whenever they like and claim everything on expenses. It is even worse for the people of Libya and Yemen, whose concerns are not being addressed, but as always the people being reported about in the MSM are the ones that media is least concerned about.

Libya

Like every country the West intervenes in to help, Libya is learning the hard way that the strings attached are not what they thought they were. It would be logical to assume that Western countries believe in democracy and human rights and want to introduce and strengthen these values everywhere they go. It is even more logical to assume this when the justification given for Western interventions is exactly that – that these countries fall short of Western standards in these areas, and thus the West has a right to impose a superior culture on the country in response to public demand.

Libya was not a democracy under Gaddafi but had a functioning central government, for good or ill. Now it is run by competing militias, who do not derive their power from, or have any reason to serve, the Libyan people. These militias are supported by the West because they are fighting ISIS, which is also armed and supported by the West elsewhere. Exactly like the various mujahedeen groups were in Afghanistan when they were fighting the Soviets, until they began 25 years of civil war which was likewise made into “yesterday’s news” by the daredevil politicians who fought the Soviet invasion by boycotting the Olympics, not going to Afghanistan to help its people.

If Gaddafi’s repressive government was news, the militias running Libya should be even greater news. Can anyone pretend that warlords accountable to no one are more democratic or respectful of human rights than Gaddafi was, or have any interest in becoming so? But this is precisely why Libya is no longer on the front pages. The suffering people were sold a pup, and any publicity would make that cruelly obvious to a global audience which already tacitly assumes its governments will lie to it.

There are two contexts in which we hear about Libya nowadays. One is the hot topic of the day, migrants. Though fewer asylum seekers are trying to reach Europe, increasing numbers are trying to escape Libya by crossing the Mediterranean Libya is of course a Muslim country, and at present there is much talk about clamping down on Muslim asylum seekers because these countries might be “exporting terrorism”. But apparently Libya is not exporting terrorism, because Gaddafi is no longer in charge – the only “terrorists” are his supporters who hijack planes. If we were given the same coverage of Libya we were given before, if would not be hard to work out why this presentation is being made.

The other context is oil. The West always objected to Gaddafi deriving wealth from oil sales, even though it still bought the oil. Now OPEC is trying to restrict the flow of legal oil, and thus increase prices. Though there are token objections from the West, this actually suits its geopolitical purposes: restricting supply means restricting control, and the West can reach agreements in order to take a greater share of these legal supplies, as the main customer with a hand to play, and at the same time increase the importance of the illegal oil supplies it controls, which largely fund ISIS.

Now Libya wants to support itself, not unreasonably, it is ramping up oil production, which fell dramatically after Gaddafi’s overthrow. This would undoubtedly help not only the Libyan people, provided they had a government which could use the money for their benefit, but also Western consumers, as it would drive prices down again. But the warring militias, who were put in charge by Western actions, reaching an agreement to boost oil production is being presented as an implied threat rather than a global benefit. This completely contradicts the official line taken on Libya before, as we should all be ejoicing at this positive step to reconstruct a sovereign state as a Western partner, but as long as Libya is yesterday’s news, no one will notice this too much.

Yemen

During the “Arab Spring” series of regime changes Yemen was presented as another state with a repressive government overthrown by popular will. What this meant was that its government was backed by Saudi Arabia, that well-known oil power, and due to the country’s history of division and occupation there were any number of groups who felt that they had more claim to power than the legal government.

After President Saleh was forced out in 2011 Mansur Hadi replaced him temporarily and then permanently in an election in which he was the only candidate, but supported by both the ruling party and the parliamentary opposition. Having then been forced out by Houthi rebels who had claimed they wanted to overthrow the departed Saleh, he fled to Saudi Arabia and asked for its support, as the still-legal President. As the Houthis had not formed any government he had as much right to ask for this support, and receive it, as Bashar al-Assad had to ask the Russian government for help in Syria.

The West has continually supported the Houthis and denounced the Saudi intervention as “aggression”, whereas its own armed intervention in the form of the Arab Spring was considered justified. In November the Houthis formed a new government, without consulting Hadi who rejected the move. The UN has called for the restoration of Hadi and the US has theoretically done the same. However it continues to support the Houthis and brokered the deal which created this new government, on the basis of “power-sharing”, without consulting the man it regards as the legal president.

If Yemen were in the news all this would be difficult to explain and keep track of. It is no more complex, however, than the means by which Hillary Clinton won the Democratic nomination for President when mathematically she hadn’t, and that was front page for months, with the numbers distorted accordingly. Furthermore, the same strictures apply as in the Libyan case. If the Houthis represent the legitimate desire of the Yemeni people their takeover should be seen as a celebration, proof of the rightness of the US position and a promise of prosperity for Yemen. Is it being reported that way, or at all, when the thrust of the reports from 2011 suggest that it should be?

The US has an answer to why Yemen is yesterday’s news. Since the embassy pulled out, it is merely fulfilling the terms of a contract by supporting one side of the conflict whilst presenting this as a peace move. We are now told that the conflict is a proxy one for regional influence between Saudi Arabia and Iran, and therefore of no real interest to Western countries. For example, it is now revealed that the arms seized from a smuggling ship which happened to be off Yemen at the time were made in Iran – they may not have been intended for that conflict, but this particular shipment of what we are told is a long-running operation up the Arabian Peninsula is the one drawn attention to.

When the US ran away from Yemen after those documents were stolen it stated that it believed Iran had stolen them. If the Yemen conflict is a proxy war between Iran and Saudi Arabia, and the US is on the other side to Saudi Arabia, what is the problem? In order to answer that question you have to ask what is in those documents which Iran could use against the US. If no one hears about Yemen any more, the only people asking that question will be in Iran and Saudi Arabia – not people in Western countries which can, and do, put pressure on their governments in relation to both these countries.

Tomorrow’s news

Yesterday’s news never completely goes away. The people crying out for attention to their problems are ignored, but eventually redemption of the dead story is at hand. Some new slant is put on the old news which makes it serve a purpose again, although the original issues we were encouraged to see as news never went away.

Afghanistan provides another example here. The conflict was brought to global attention again when the Taliban took control because a war-weary population was prepared to accept that alternative rather than keep fighting. Now the complexity of the previous situation had been cleared up, here was one clearly anti-Soviet group which the same causes could be imprinted upon.

When the true nature of the Taliban regime became apparent it was still in the news because it was one force easy to attack. The various other war machines n the country had done no different, the people had suffered just as much before, as Afghan refugees all over the word testify. But now the facts were less embarrassing, they were news, although they again ceased to be news when the Karzai government was seen by the population as another Western puppet.

One day Libya and Yemen will be top of the news pile again. But only when the events taking place there can be fitted to a narrative of Western geopolitical progress. As long as questions can be asked about what good the West has done in these countries we will be encouraged to look elsewhere. If something happens which can be expressed as a Western achievement – and it’s a big if at the moment – we will be hearing about the plight of the Libyan and Yemeni people again.

It used to be said that if you wanted to know what was going on the Soviet Union you read the humour magazine Krokodil. The US had its equivalent, MAD magazine, full of satires on US society and expectations. One of its cartoons featured a boy who kept asking his father things he wanted to know and being told “don’t bother me with stupid questions.” Finally the father answers one question, and the boy asks “Why was that a good question and not a stupid one?” The father replies, “Because THAT one I knew the answer to.” How long Libyans and Yemenis have to wait for Uncle Sam to hear that particular question we will have to wait and see.

Йемен. Ливия. США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 14 января 2017 > № 2057716


Йемен. Саудовская Аравия. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 6 января 2017 > № 2033584

The Nasty Truth About Yemen

Gordon Duff

The war in Yemen is simple. Saudi Arabia and its allies are protecting the Arabian Peninsula from occupation by Iran and other terrorist nations. Few actually believe this fantasy though “officially” Morocco, Egypt, Jordan, Sudan, Kuwait, Bahrain, Qatar and the UAE are at war with the Houthi backed “color revolution” that overthrew the Saudi backed Hadi regime. Hadi fled Yemen for Saudi Arabia in March 2015 after a popular uprising sent him “home to mama.”

The context here is important in light of what has transpired in Aleppo since the terrorist groups that occupied that city have been expelled. There, we found not only arms from a number of nations, the US is mentioned prominently, but chemical weapons production facilities as well.

Additionally, after weeks of MSM (Main-Stream Media) “fake news” reports of Syrian government atrocities in Aleppo, the truth is getting out, the US backed “rebels,” led by what was then called Jabat al Nusra, the Saudi backed al Qaeda franchise for Syria, maintained a reign of terror in Aleppo during the entire occupation. Mass graves are now being exposed, people are coming forward and the MSM and their “fake news” are again discredited until “next time.”

Why this applies to Yemen isn’t simple but it is also not too complex for the “fake news” to either spin or ignore or for governments to keep from their own people. As with Aleppo, Yemen is inundated with evidence of the use of illegal weapons, cluster bombs, chemical munitions, admittedly supplied by the US and Britain.

In fact, the real coalition there is quite different than we are told, and includes not only NATO but Israel. More than that, the Emirates have turned to the Colombian drug lords, long their investment partners, who have supplied mercenaries who now fight in Yemen alongside al Qaeda and other Saudi backed groups. From Reuters:

“If Islamic State’s capital is the Syrian city of Raqqa, then al Qaeda’s is Mukalla, a southeastern Yemeni port city of 500,000 people. Al Qaeda fighters there have abolished taxes for local residents, operate speedboats manned by RPG-wielding fighters who impose fees on ship traffic, and make propaganda videos in which they boast about paving local roads and stocking hospitals.

The economic empire was described by more than a dozen diplomats, Yemeni security officials, tribal leaders and residents of Mukalla. Its emergence is the most striking unintended consequence of the Saudi-led military intervention in Yemen. The campaign, backed by the United States, has helped Al Qaeda in the Arabian Peninsula (AQAP) to become stronger than at any time since it first emerged almost 20 years ago.

The issue of the mercenaries from Colombia is even more colorful. In 2015, “the Emirates” according to the New York Times and other “MSM,” sent “troops” to Yemen. What is not said is that these “troops” are not Colombian Army but CIA “auxiliaries” who have been used across the region as “support” and “security” for drug operations, the CIA’s longtime cocaine franchise that gave rise to the crack epidemic that destroyed America’s cities according to Gary Webb and Mike Ruppert, “suicided” whistleblowers. Ruppert, a longtime friend, is described in this hit piece by Matt Stroud:

“Then, Ruppert read a story that would change his life. It was a groundbreaking investigative report — a series of articles connecting the CIA to Nicaraguan drug runners. Published in August 1996 in the San Jose Mercury News, Gary Webb’s three-part series, “Dark Alliance,” provided compelling evidence that drug traffickers peddled cocaine on Los Angeles streets to fund CIA-supported Contras embroiled in a Nicaraguan civil war. The series’ assertions — that CIA officials aligned themselves with criminals and “helped spark a crack explosion in urban America” — inspired protests in black communities nationwide.”

Stroud writes of Ruppert and Webb as cranks and nutcases but those who know history also know that the CIA cocaine connection was outlined in the Iran Contra hearings and led to the indictment and conviction of 47 top Reagan associates, almost all later pardoned by Bush 41.

What else isn’t told is that these drug lord mercenaries are almost all “flight restricted” but that they were allowed to fly commercial airlines through the United States, in and out of London Heathrow and straight into Dubai where companies like Dyncorp and L3Communications outfitted them to fight in Yemen alongside al Qaeda.

This should be no surprise either. In Syria, Saudi Arabia has been al Qaeda’s sponsor though Jabat al Nusra now trying to rename itself as Jabat an-Nusrah li ahli ash Sham, (loosely translated as “Saudi cash, CIA guns and Israeli advisors”)hoping that CIA/Saudi/Israeli terror groups with even more “pithy” names might seem less obvious.

In Yemen, however, the insanity goes further, much further, as pointed out by this Pravda report:

“Saudis have begun to wipe Yemen off the map. Tactical strikes have hit the city. Shocking video reveals proton bombardment from a neutron bomb. Israel is reported to be the one to deploy such neutron bombs. Any doubts about the nuclear attack on Yemen attributed to Israel, as evidenced in two Israeli F16s shot down and forensically identified, are now gone. Forbidden strikes have brought about a storm of worldwide protest. Obama has recently promised to provide every assistance including US military force to any “external threat” the rich Arab states of the Gulf may face.”

The Pravda report is based on a VT expose in 2015. Former IAEA (International Atomic Energy Agency) inspector, Jeff Smith, a nuclear physicist and VT editor, was the first to discover the nuclear attack on Yemen. Smith explains how a simple video provided proof acceptable to the IAEA:

“The combination of the cameras plastic lens and the photoelectric effect produced in the cameras CCD pick up chip (because it is basically a very large array of photo diodes) allows them to act as very good detectors of high level ionizing radiation. Low level radiation in this case is not of concern because it will not immediately kill you or have long term negative health effects.

By simply pointing the camera at an explosive event it will immediately determine if it is nuclear or not. When the camera’s CCD pick up chip is overloaded by excess radiation it will pixelize showing white sparkles all over the picture of the fireball or blast image area.”

Smith supplied a frame-by-frame analysis of the explosion, citing not only radiation, but a telltale nuclear flash whose duration and nature allowed rough approximation of the type of weapon used and the size of the fuel or “pit” that made up the core of the device.

With Pravda reporting two Israeli planes shot down over Yemen and IAEA sources reporting a 30 year old Saudi nuclear program as well, the nuclear event over Yemen in 2015, is no surprise, nor is the press blackout on this event.

What continues to surprise, a term based on expectations that there is real journalism and that governments and international agencies are not all hopelessly corrupt, is that the war in Yemen, one that deeply parallels the war in Syria, can go on silently, year after year.

Israel partners with Saudi Arabia. Both or either use nuclear weapons, perhaps several times, while America supplies refueling aircraft and targeting, all on behalf of al Qaeda, just as the US has been accused of by Russia in Aleppo.

What is important is the cast of characters, the same faces we see time and time again, in Afghanistan, running drugs through the Balkans, through Mexico into the US, the same cardboard lotharios like al Qaeda and the Israelis, like NATO and Saudi Arabia.

What we may well have is a blurring of lines, proving that non-state players and nation states are, in fact, one in the same and that the surrogate warfare that puts drug lords into Asia fighting for Israel or Saudi Arabia, backed by the use of nuclear weapons, may well be an enemy of old in a new guise.

Here would be a suggested hypothesis; let us assume that, just for argument’s sake, the evildoers and madmen of recent times, the Kaiser, Hitler, Stalin, even John Kennedy, had something very basic in common, their hatred of what is misnamed “central banks,” but is in actuality better termed absolute control of all currency and trade by the Rothschild family.

Power being such as it is, and war being the same, not expressions of “politics” but rather “economics,” then wars were, are and will be fought on behalf of the controlling forces, which might well be named, for argument’s sake, as I had said, a conspiracy of international “bankers.”

Were one to analyze “fake news” or “controlled news” or even “false historical narrative,” one would find a single overriding issue and that is a need to damn those who identify a single financial cabal as behind all war and social strife in the world. Thus, any who look at terrorism and extremism and, after peeling away the veneer, find other forces at work, tend to find themselves targeted.

Yemen may well be the key, nuclear weapons, al Qaeda, Saudi Arabia and Israel hand in hand with little effort to conceal any of it.

Йемен. Саудовская Аравия. США > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 6 января 2017 > № 2033584


Саудовская Аравия. Йемен. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 декабря 2016 > № 2029447

Действия Саудовской Аравии, выступившей на стороне свергнутого президента Йемена Абд Раббо Мансура Хади, уже привели к гибели многих тысяч мирных жителей, миллионам беженцев, а также причислению Саудовской Аравии к числу возможных военных преступников. Несмотря на это, США по-прежнему поставляют вооружение стране, заправляют самолеты её коалиции и делятся с ней разведывательной информацией. И недавнего предложения Барака Обамы о запрете поставок будет недостаточно, чтобы положить этому конец, пишет А. Тревор Тролл в статье для National Interest.

Автор напоминает, что администрация Обамы объявила около двух недель назад о планах остановить поставки оружия Саудовской Аравии в связи с её военной кампанией в Йемене против повстанцев-хуситов. К сожалению, это решение мало того, что недостаточно, оно еще и слишком запоздалое. И отказ от помощи Эр-Рияду не освободит США от ответственности за причастность к войне в Йемене.

Так, запрет, в рамки которого попало исключительно точечное оружие, не затрагивает оружие на общую сумму приблизительно в $112 млрд, уже проданное Саудовской Аравии за время правления администрации Обамы. В него также не включена заправка летательных аппаратов коалиции, совершающих вылеты для нанесения бомбовых ударов по Йемену. Он также не остановит обмен разведывательной информацией между Вашингтоном и Эр-Риядом или указания целей для коалиции со стороны США.

США недавно продали Эр-Рияду почти 50 вертолетов CH-47 «Чинук» и сопутствующего оборудования на сумму $3,51 млрд. Эта продажа не подпадает под запрет, несмотря даже на то, что они могут применяться в кампании против Йемена. В действительности же, единственным, на что влияет запланированный запрет, является продажа 16 тыс. систем наведения, которые превращают «глупые» бомбы в «умные».

Парадоксально, но в тот же день, когда было объявлено о введении запрета, США поставили первые F-15SA по ранее подписанному договору с Саудовской Аравией. Теперь Саудовская Аравия будет с помощью наиболее продвинутых самолетов США сбрасывать на Йемен «глупые» бомбы. Таким образом, этот запрет лишь вынуждает Саудовскую Аравию по-прежнему использовать неточные боеприпасы, от которых по случайности будет гибнуть большее число мирных жителей.

Нельзя забывать и о поставках вооружения членам коалиции во главе с Саудовской Аравией. Так, 8 декабря ОАЭ подписали соглашение на покупку вертолетов AH-64E «Апач» на общую сумму $3,5 млрд. В тот же день была заключена сделка с Катаром на сумму $81 млн на покупку частей к стратегическому военно-транспортному самолёту С-17, а также на логистическую поддержку и оборудовании на сумму в $700 млн.

В ноябре Катар также получил добро на покупку 72 истребителей F-15QA, которые обойдутся стране в $21,1 млрд. 13 декабря Кувейт получил положительный ответ на их запрос о покупке 218 танков «Абрамс» M1A2 на сумму $1,7 млрд, после того как была заключена сделка на поставку истребителей-бомбардировщиков F/A-18E/F «Супер Хорнет» на сумму в $10,1 млрд.

Однако даже меры, имеющие большую, чем запрет Обамы поддержку, сталкивались со значительным противодействием. Так, совместная резолюция ряда конгрессменов о запрете продажи танков «Абрамс» Саудовской Аравии была заблокирована. Та же судьба, скорее всего, ждет и законопроект республиканки Тулси Габбард «О прекращении вооружения террористов». Он, как заявили в её администрации, должен, по сути, перерезать поток оружия в Саудовскую Аравию и ограничить её деятельность в Йемене.

В конечном счете предложенный администрацией Обамы план запрета на продажу вооружения является, в лучшем случае, слабой попыткой дистанцироваться от уродливой войны, поддерживать которую у Вашингтона нет никаких оснований. В худшем — этот запрет скрывает тот факт, что США по-прежнему раздувают конфликт в Йемене, продавая свое оружие.

Более эффективным подходом, заключает автор, было бы полное прекращение потока американского вооружения по Программе иностранных продаж вооружения. С помощью него война в Йемене не прекратится, и мир в регионе не наступит как по мановению волшебной палочки, однако так США точно не будут участвовать в незаконных и контрпродуктивных конфликтах.

Максим Исаев

Саудовская Аравия. Йемен. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 декабря 2016 > № 2029447


Саудовская Аравия. Йемен. Великобритания > Армия, полиция > ria.ru, 19 декабря 2016 > № 2010777

Правительство Саудовской Аравии приняло решение отказаться от применения во время ведения военных действий в Йемене кассетных бомб британского производства (BL-755), говорится в переданном в понедельник заявлении арабской коалиции, которую возглавляет Саудовская Аравия.

Коалиция призналась, что использовала подобные кассетные бомбы против военных объектов вблизи йеменского города Эль-Хадра в период с декабря 2015 года по январь 2016 года.

Ранее международная организация Amnesty International обвинила Великобританию в продаже Эр-Рияду запрещенных кассетных бомб, которые тот использовал для бомбежки территории Йемена. Всего, как утверждается в докладе этой организации, Лондон продал Саудовской Аравии вооружений на 4 миллиарда евро с момента начала участия арабской коалиции в военной операции в Йемене в марте прошлого года.

В свою очередь официальный представитель британского правительства заявила, что Лондон серьезно воспринял эти обвинения, но кабинет министров нуждается в дополнительной информации относительно происходящего в Йемене.

"Силы коалиции провели расследование относительно использования кассетных бомб британского производства в Йемене, для чего связывались с британской и другими сторонами. Силы коалиции использовали этот вид бомб в Йемене на ограниченной территории против военных целей для защиты саудовской границы от обстрелов и повторяющихся нападений со стороны мятежников-хуситов", — отмечается в заявлении коалиции.

В нем подчеркивается, что силы коалиции придают большое значение соблюдению принципов международных гуманитарных законов при использовании такого вида бомб, поэтому они не применялись в районах с гражданским населением.

Несмотря на то, что Саудовская Аравия и другие страны-участники арабской коалиции не подписывали соглашение о запрете на использование кассетных бомб от 2008 года, "правительство королевства Саудовская Аравия решило прекратить использование кассетных бомб BL-755 и уведомило об этом правительство Великобритании", — объявила коалиция.

В Йемене с 2014 года продолжается вооруженный конфликт, в котором с одной стороны участвуют повстанцы-хуситы из шиитского движения "Ансар Алла" и лояльная экс-президенту Али Абдалле Салеху часть армии, а с другой — правительственные войска и ополчение, лояльные президенту Абд Раббу Мансуру Хади. Правительство с воздуха и на земле получает поддержку арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией. В ответ на это хуситы постоянно обстреливают приграничные районы королевства.

Саудовская Аравия. Йемен. Великобритания > Армия, полиция > ria.ru, 19 декабря 2016 > № 2010777


США. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 декабря 2016 > № 2008809

Госсекретарь США Джон Керри заявил, что надеется на повторное прекращение огня в Йемене в течение двух недель, передает агентство Франс Пресс.

Очередное перемирие на 48 часов в йеменском конфликте было объявлено арабской коалицией 19 ноября. 21 ноября представитель арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией Ахмед Асири объявил о прекращении перемирия в Йемене, отметив также, что режим прекращения огня продлеваться не будет.

В воскресенье Керри провел переговоры в Эр-Рияде с королем Саудовской Аравии Салманом и обсудил ситуацию на Ближнем Востоке.

Как сообщает агентство, Керри заявил, что группа из четырех стран, сформированная по йеменскому вопросу, надеется, что в течение двух недель можно будет достичь перемирия. "Неспособность достичь продолжительного прекращения огня тревожит нас всех", — подчеркнул госсекретарь.

В Йемене с 2014 года продолжается вооруженный конфликт, в котором с одной стороны участвуют повстанцы-хуситы из шиитского движения "Ансар Алла" и лояльная экс-президенту Али Абдалле Салеху часть армии, а с другой — правительственные войска и ополчение, лояльные президенту Абд Раббу Мансуру Хади. Правительство с воздуха и на земле получает поддержку арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией. В ответ на это хуситы постоянно обстреливают приграничные районы королевства.

США. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 декабря 2016 > № 2008809


Йемен > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 16 декабря 2016 > № 2006501

Крупнейшие трейдеры Йемена приостановили импорт пшеницы из-за кризиса в Центральном банке, что нанесло еще один удар по разрушенной войной стране, где миллионы людей страдают от нехватки продовольствия. Сообщает агн. Зерно Он-Лайн со ссылкой на агн. Reuters.

По данным ООН, в результате вооруженного конфликта, который продолжается два года, более половины из 28 млн. жителей Йемена лишились продовольственной безопасности. 7 млн. из них страдают от голода.

Ситуация усугубилась в сентябре, когда президента Абд Раббу Мансура Хади перевел Центральный банк из Саны, контролируемой хуситами, в южный порт Аден. Де-факто это привело появлению конкурирующих институтов на севере и юге.

Правительство Хади заявило, что хуситы потратило около $ 4 млрд. из резервов центрального банка на военные цели. Хуситы заявили, что средства были израсходованы на импорт продовольствия и медикаментов.

Ведущий йеменский трейдер, Fahem Group, в письме, отправленном 30 ноября в министерство торговли Йемена в Сане, написал: «Мы хотели бы сообщить Вам, что мы не смогли осуществить какие-либо новые контракты на закупку пшеницы, поскольку местные банки не могут перевести доллары на сумму, необходимую для оплаты любой партии пшеницы». В письме также говорится о том, что Fahem Group хотел бы продолжить импорт пшеницы, чтобы обеспечить потребности населения, но не может открыть аккредитивы.

Еще до переезда Центральный банк, стремясь сохранить уменьшающиеся ресурсы иностранной валют, перестал предоставлять гарантии импортерам, поэтому они стали финансировать отгрузки самостоятельно.

С апреля 2015г. по апрель 2016г. Fahem Group импортировал через порт Ас-Салиф около 1,2 млн. т пшеницы, что составило 30-40% от всего импорта пшеницы в Йемен.

В отдельном письме, также адресованном кабинету министров Хуситов, от Hayel Saeed Group и других крупнейших импортеров, говорится о том, что они прекратили поставки новых партий пшеницы. Импортеры призывают решить проблемы финансирования. Вместе эти компании обеспечивают почти весь остальной импорт пшеницы.

Источник в Центральном банке в Сане заявил, что не имеет доступа к резервам иностранной валюты. «Импортерам придется обратиться к Центральному банку в Адене. Это вне нашего контроля», - сообщил источник. – «Импорт пшеницы прекратился два месяца назад, запасы равны двухмесячной потребности, в то время как ещё прибывает пшеница, закупленная по ранее заключенным сделкам».

Учреждения, оказывающие продовольственную помощь, поставляют пшеницу, но могут покрыть лишь часть потребностей в импорте продуктов питания, отчасти из-за отсутствия финансирования.

Генерал Ахмед аль-Ассери, представитель арабской коалиции, сказал, что хуситы намеренно блокируют поставки пшеницы и гуманитарной помощи, указывая на то, что грузы задерживаются в порту Ходейда. «Хуситы пытаются разыграть эту карту голода, чтобы привлечь внимание международных средств массовой информации», - сказал он в интервью ИА Reuters.

Повстанцы-хуситы обвинили Саудовскую Аравию и ее союзников блокаде в Йемена. Представители хуситов не были доступны для комментариев.

Йемен > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 16 декабря 2016 > № 2006501


США. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 декабря 2016 > № 2033440

Было около трех часов утра, когда в Сане, столице Йемена — обедневшей, разоренной войной стране на оконечности Аравийского полуострова — зазвонил телефон. Несколькими часами ранее Рекс Тиллерсон, тогда еще молодой, подающий надежды менеджер Exxon, только что завершил трехдневный раунд напряженных переговоров и заключил соглашение с йеменским правительством — соглашение, которое бы коренным образом изменило страну на долгие годы. Измученный, он пошел спать около полуночи, мечтая о том, как в шесть утра он сядет в быстрый самолет и тот привезет его домой в Техас.

Звонил телефон. Это был премьер-министр, он немедленно хотел видеть Тиллерсона. Когда тот прибыл в кабинет чиновника через полчаса, причина звонка прояснилась: Йемен хотел новых условий и был готов занять жесткую позицию.

Но Тиллерсон твердо стоял на своем, и йеменцам пришлось подчиниться. Премьер-министр попытался «переторговать» условия, но Рекс сказал «нет». Это стало серьезным испытанием для Тиллерсона и «генеральным прогоном» его дипломатических навыков, которые он отшлифует в последующие годы. «Рекс может сказать нет и сделать это таким образом (вовсе не оскорбительным), не создавая при этом ненужных телодвижений», — говорит его сотрудник. «Ведь правительство Йемена не собирается уходить в отставку. И нам нужно иметь с ними дело и дальше».

Это история, которая помогает объяснить, почему Трамп выбрал именно Тиллерсона (ловкача, жесткого техасца, которого и друзья, и враги считают талантливым практиком искусства сделки) своим топ-дипломатом.

Некоторые находят выбор странным: Тиллерсон не сформулировал ни одной «великой» теории в мировых делах, а его скудные публичные комментарии по внешней политике США были сосредоточены на том, что он знает лучше всего, — на энергии. Критики выражают тревогу по поводу его «теплых отношений» с Россией, отсутствия опыта работы в правительстве и потенциального недовольства мира «нефтяником — лицом Америки». «Я сопротивлялся желанию выпить в 7 часов утра, когда прочитал эту новость», — сказал один из сотрудников Госдепартамента.

Но интервью с ближайшими соратниками и изучение его работы на Exxon показывают, что это прагматик, чьи взгляды соответствуют господствующим тенденциям американской внешней политики. А то, что Тиллерсону может не хватать традиционной дипломатической подготовки, — это, как говорят его сторонники, он с лихвой восполнил за годы препирательств с непокорными и коррумпированными иностранными режимами.

Став генеральным директором Exxon в 2006 году и до того, будучи главой международного подразделения нефтяного гиганта, Тиллерсон руководил операциями в 200 странах, вступая в контакт с чередой одиозных и неоднозначных «силачей»: из России — с Владимиром Путиным, Уго Чавесом из Венесуэлы, Идрисом Деби из Чада и Али Абдаллой Салехом из Йемена.

Этот опыт, по мнению его друзей и союзников, «делает его идеальным вариантом для взаимодействия с некоторыми из самых сложных людей в мире». «Господь не наделил нефтью все свободолюбивые демократии по всему миру», — сказал 13 декабря глава будущей администрации Белого дома Рейнс Прибус.

«Есть куча стран по всему миру, которые не особо хороши», — сказал Рэй Л. Хант, исполнительный председатель Hunt Consolidated Inc, давний друг и деловой партнер Тиллерсона. — И я думаю, нет никого лучше, чем Рекс, который сможет управлять отношениями с этими странами от имени Соединенных Штатов».

Объявляя о своем выборе 13 декабря, Трамп описал назначение Тиллерсона как «возврат к дипломатии времен великих держав». Его «задача будет состоять в том, чтобы содействовать региональной стабильности и сосредоточиться на основных интересах национальной безопасности Соединенных Штатов, укрепить наши союзы, преследуя общие национальные интересы и повышая силу и суверенитет Соединенных Штатов».

Номинация шла в комплекте с одобрением кандидатуры Тиллерсона — Бобом Гейтсом, Кондолизой Райс и Стивеном Хэдли — трио тяжеловесов эпохи Джорджа Буша, которые представляют реалистическое крыло Республиканской партии. Их консалтинговая фирма RiceHadleyGates выполняла заказы для Exxon. Тиллерсона поддерживает также бывший вице-президент Дик Чейни — доверенное лицо бывшего главы Exxon Ли Реймонда и заклятый враг реалистов.

Тиллерсона, друга специалиста по заключению сделок Джеймса Бейкера, также считают агрессивным, но тертым переговорщиком — из породы «великих комбинаторов», которым считает себя и сам Трамп. «Он безжалостен», — сказал бывший дипломат, который имел с ним дело. «Но не такой, как Реймонд. Этот парень чертовски безжалостен».

Наряду с Йеменом, Тиллерсон вел переговоры от имени Exxon и в России, где приобрел понимание того, как действовать в сложных условиях за рубежом — когда применять давление, а когда включить обаяние. «Ранние задания, когда я начинал работать на международном уровне, и те вещи, которые я узнал, сослужили мне хорошую службу», — говорил он в интервью еще в 2007 году.

«Наблюдать за Рексом на этих переговорах было одно удовольствие, потому что он может быть жестким, как гвоздь», — говорит сотрудник Тиллерсона. «После этого в самолете он подойдет и снова сядет рядом с людьми, с которыми он вел переговоры, и поговорит немного, как если бы они были друзьями».

Но связи Тиллерсона с Россией, тесный контакт с Путиным уже вызвали волну негодования демократов и республиканцев-ястребов, что не предвещает легкой процедуры подтверждения его кандидатуры в Сенате.

«Я не согласен с тем, что он делает. Я не согласен с тем, что делают многие лидеры. Но он понимает, что я бизнесмен», — сказал Рекс Тиллерсон о президенте Владимире Путине в феврале 2016-го.

«Немного странно в разгар бойни в Алеппо выдвигать в качестве государственного секретаря обладателя российского ордена Дружбы», — говорит редактор Weekly Standard Уильям Кристол.

Тиллерсон вел переговоры лично с В. Путиным по поводу рискованного нефтяного проекта на Дальнем Востоке «Сахалин-I». В своей книге «Частная империя» журналист Стив Колл цитирует неназванный источник из Exxon, который говорит, что кремлевский лидер «был поставлен в тупик», когда Тиллерсон потребовал, чтобы сделка вошла в силу в полном соответствии с российским законодательством, а не в качестве приказа президента. Перед заключительным раундом переговоров с Путиным Тиллерсон репетировал — его коллега «играл» российского президента.

Бывший сотрудник Госдепартамента, который знает Тиллерсона, оспаривает идею о том, что он будет слишком близок к Путину. «Они не приятели по дзюдо», — говорит этот человек.

Его друзья выразили несогласие по поводу того, что Тиллерсон «не особо заинтересован в продвижении американских ценностей за рубежом», указывая на его пожизненную преданность ассоциации скаутов «Eagle scouts» — как доказательство его базовых принципов. «Чувство долга, лояльность, верность, преданность — в нем все это есть», — говорит его друг. «Это значит для него больше, чем что-либо».

Другие называют его интерес к глобальным проблемам скорее поверхностным, оспаривая мнение, что он мог бы использовать устаревшие принципы «реалполитики». «Я не думаю, что он смотрит на мир как на большой бильярдный стол», — сказал один из его сотрудников.

Во всяком случае, Тиллерсон скептично относится к авторитарным лидерам — таким, как Путин, чей эксцентричный темперамент и преследование политических соперников — нефтяной магнат Михаил Ходорковский — напугали руководителей компании Exxon. Но у него ограниченный опыт, и, возможно, он не приспособлен для обработки сложных политических ситуаций, с которыми может столкнуться в Госдепе.

«Его понимание политической экономии в бедных странах было довольно ограниченным», — пишет журналист Стивен Колл в разделе, посвященном Нигерии. Недостаток, который он приписывает Тиллерсону, состоит в том, что тот никогда не жил за границей в течение длительного периода. Но Колл, раскритиковавший выбор Трампа в журнале New Yorker, считает ошибкой Тиллерсона и то, что его компания Exxon стала непопулярной в дельте реки Нигер — в стране, где повстанческие группы представляли постоянную угрозу для деятельности нефтяной компании.

Случалось, что Тиллерсон доходил и до ручки, когда динамика власти была не в его пользу. Особенно во время непростых переговоров, описанных в 2008 Госдепартаментом, результаты которых опубликованы на WikiLeaks. Он торговался с правительством Казахстана по поводу доли Exxon в месторождении Кашаган. Тиллерсон настаивал на выплате «рыночной цены» за нефть, но правительство Казахстана требовало скидку.

«ExxonMobil заявила, что генеральный директор Рекс Тиллерсон решил придерживаться жесткой линии по этому вопросу», — говорится в отчете. Но он не продержался долго: «ExxonMobil, очевидно, решила, что риск быть выдворенной из Казахстана не стоит еще одного аргумента о рыночной стоимости Кашаганского пакета».

Мировоззрение Тиллерсона трудно оценить, учитывая то, как мало он говорил о ключевых вопросах внешней политики. «Он не человек идеологии», — сказал Джон Хамр из Центра стратегических и международных исследований, который провел более 100 часов, обсуждая внешнюю политику с Тиллерсоном — членом правления в течение последних 11 лет. «Рекс — инженер, поэтому он привносит точность инженера в размышления о масштабах проблемы. Он хочет понимать всех игроков, все факторы».

Другой друг поведал историю о том, как в течение трех недель — между работой в Йемене и его новой должностью в России — Тиллерсон провел свой отпуск в Библиотеке Конгресса, где прочитал все, что только мог, о русской истории и политике.

После его номинации на пост СМИ сосредоточились на отношениях будущего госсека с Россией. Но он может также иметь самое непосредственное влияние на восстановление равновесия на Ближнем Востоке, где сунниты (большинство стран в Персидском заливе) были раздражены благосклонностью Обамы к шиитскому Ирану. В компании Exxon Тиллерсон имел опыт взаимодействия с богатыми нефтью суннитскими монархиями, и дипломаты в регионе ожидают, что администрация Трампа быстро заработает на укреплении этих отношений. «Я думаю, что это будет иметь высокий приоритет», — сказал человек из окружения будущего госсекретаря.

Тиллерсон занимал позиции, которые резко расходятся с предвыборной риторикой Трампа. В 2007 году он высказался в пользу свободной торговли, поскольку рассматривал это как часть концепции компании ExxonMobil, во время выступления в Совете по международным отношениям. «Не так важно, что энергия произведена в Америке. Важно просто сделать это там, где это наиболее выгодно с экономической точки зрения», — говорил он.

Пять лет спустя в другой своей речи в Совете он дал высокую оценку энергетической политике Канады, потому что «они позволяют рынкам работать, допускают участие в свободных рынках, разрешают свободную торговлю». Безопасность Америки, утверждал он, зависит от наличия надежных источников энергии со всего мира — везде, где они могли бы быть найдены.

«Если вам не нравятся люди, у которых вы ее покупаете, это другой вопрос. Это совсем другой вопрос», — сказал он. Тиллерсон также намекнул на некоторый скептицизм по поводу так называемой резкой «смены стратегии» — «поворота в Азию» администрацией Обамы, подразумевающего, что утомленным войной Соединенным Штатам пришлось сократить свое присутствие на Ближнем Востоке.

«Так что, если США скажут: ну, теперь мы можем перераспределить эти оборонные ресурсы в другие страны мира, вопрос, который вы должны сами себе задать: тогда кто придет в этот вакуум? И скорее всего, это будет большая страна-потребитель, которая собирается войти в него», — сказал Тиллерсон.

«Вы имеете в виду Китай?» — спросил журналист.

«Ну именно он и есть большая страна-потребитель», — ответил он смеясь.

В общем и целом, Тиллерсон попадает под огонь критики не только из-за дружбы с президентом России Владимиром Путиным, отсутствия дипломатического опыта, но также из-за того, что он корпоративная шишка и защищает ископаемые виды топлива, даже несмотря на угрозу глобального потепления. Тиллерсон может столкнуться с критикой и с тыла — со стороны консерваторов, чья поддержка имеет решающее значение для утверждения его неожиданной кандидатуры.

Причина двоякая: в то время пока Тиллерсон возглавлял бойскаутов Америки (с 2010 по 2012 год), он помог убедить организацию признать геев, а его ExxonMobil, помимо признания геев-сотрудников, еще и помогает организации Planned Parenthood, которая предоставляет услуги по проведению абортов — это и стало главным объектом недовольства христианских консерваторов.

Тиллерсон «может стать самым большим союзником либералов в кабинете — он за аборты и LGBT-повестку… Дональд Трамп назначит человека, который не только открыл дверь бойскаутам-геям, но чья компания непосредственно помогает Planned Parenthood — звучит это, мягко говоря, не обнадеживающе», — пишет Тони Перкинс, глава консервативной христианской лоббистской группы-организации «Совет семьи».

По материалам Politico и Washington Post.

Елена Ханенкова

США. Йемен > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 декабря 2016 > № 2033440


Иран. Йемен > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 12 декабря 2016 > № 2008723

Иранское агентство Fars привело данные о нефтяных богатствах Йемена

Влиятельный йеменский эксперт по экономике заявил, что Вашингтон и Эр-Рияд подкупили бывшее йеменское правительство, чтобы оно воздержалось от бурения нефтяных скважин и разведочных работ, добавив, что Йемен имеет больше запасов нефти, чем весь регион Персидского залива, сообщает информагентство Fars News.

"Саудовская Аравия подписала секретное соглашение с США, чтобы помешать Йемену использовать их запасы нефти в течение последних 30 лет", - заявил в воскресенье йеменский экономист Хасан Али аль-Санаери.

"Научные исследования и оценки, проводимые международными буровыми компаниями, показывают, что запасы нефти Йемена больше всех вместе взятых резервов всех государств Персидского залива", - добавил он. Аль-Санаери добавил, что Йемен обладает богатыми запасами нефти в регионах Мариб, Аль-Джауф, Шабва и Хадрамаут.

Он отметил, сославшись на ряд секретных документов, обнародованных Wikileaks, что правительство Эр-Рияда создало комитет под председательством бывшего министра обороны Саудовской Аравии кронпринца Султана бин Абдель Азиза. "Бывший министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал и глава разведки королевства также являлись членами Комитета".

Аль-Санаери также заявил, что Саудовская Аравия поручила реализовать проект по прокладке канала из Саудовской Аравии в Арабское море через Хадрамаут, чтобы сделать ненужными Ормузский и Баб аль-Мандебский проливы.

Он подтвердил, что новые запасы нефти были обнаружены в йеменской провинции Аль-Джауф, которые могут сделать Йемен одним из крупнейших экспортеров нефти в регионе и мире. Некоторые источники утверждают, что йеменские племенные лидеры, которые имеют гражданство Саудовской Аравии, заблокировали нефтяные исследования в различных районах провинции Аль-Джауф.

Йеменский эксперт сказал, что провинция Аль-Джауф может стать экономическим центром Йемена из-за наличия самых больших запасов нефти и газа, а также его плодородных сельскохозяйственных земель. 8 января 2013 года, канал Sky News сообщил, что Йемен имеет 34 процента мировых запасов нефти, и провинции Аль-Джауф обладает большей частью запасов нефти страны.

Ранее в воскресенье, старший командир йеменских народных комитетов предупредил, что саудовско-американская коалиция наметила богатые нефтью участки на западе Йемена, чтобы взять их под контроль. "США стремятся взять под свой контроль богатства и потенциал этих стран под предлогом борьбы с терроризмом и защиты международной морской деятельности", - сообщил Абдулла Хасан аль-Кора.

Иран. Йемен > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 12 декабря 2016 > № 2008723


США. Йемен > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 7 декабря 2016 > № 1997076

США требуют от правительства Йемена принять "дорожную карту" ООН по окончанию гражданской войны, заявил журналистам на брифинге представитель госдепартамента Марк Тонер.

"Мы призываем йеменское правительство принять "дорожную карту". Мы признаем, что "дорожная карта" включает необходимость сложного выбора и подчеркиваем, что от всех сторон требуются компромиссы и уступки, необходимые для прочного политического урегулирования", — сказал Тонер.

По его словам, США разочарованы первой реакцией правительства Йемена, которое высказалось против "дорожной карты" на том основании, что она де-факто признает вооруженных повстанцев стороной урегулирования вместе с правительством.

В Йемене с 2014 года продолжается вооруженный конфликт, в котором с одной стороны участвуют повстанцы-хуситы из шиитского движения "Ансар Алла" и лояльная экс-президенту Али Абдалле Салеху часть армии, а с другой — правительственные войска и ополчение, лояльные президенту Абд Раббу Мансуру Хади. Поддержку с воздуха и на земле властям оказывает арабская коалиция во главе с Саудовской Аравией.

Алексей Богдановский.

США. Йемен > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 7 декабря 2016 > № 1997076


США. Йемен. Кабо-Верде > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 5 декабря 2016 > № 1997538

Заключенный Гуантанамо освобожден и передан властям Кабо-Верде

В тюрьме остается 59 заключенных

Пентагон сообщил об освобождении заключенного из Йемена, содержавшегося в расположенной на Кубе американской военной тюрьме Гуантанамо. Заключенный был передан властям западноафриканской страны Кабо-Верде.

Военное ведомство объявило, что речь идет о заключенном по имени Шауки Авад Бальзухаир, отметив, что в результате проверки было установлено, что в его дальнейшем заключении нет необходимости «с точки зрения защиты от сохраняющихся значительных угроз безопасности Соединенных Штатов».

В заявлении говорится, что США признательны Кабо-Верде «за его гуманитарный жест и готовность поддержать усилия США по закрытию центра содержания заключенных в Гуантанамо».

Как отмечается в сообщении, в тюрьме Гуантанамо осталось 59 заключенных. Одобрение на освобождение двадцати из них уже получено.

Президент США Барак Обама добивался закрытия центра содержания заключенных, но натолкнулся на оппозицию в лице многих республиканских законодателей, а также некоторых демократов.

В ходе предвыборной кампании избранный президент Дональд Трамп обещал, что тюрьма продолжит работу.

США. Йемен. Кабо-Верде > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 5 декабря 2016 > № 1997538


Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 5 декабря 2016 > № 1994378

Боевики террористической организации "Аль-Каида" (запрещена в РФ) подорвали в Йемене газопровод, предназначенный для экспорта, передает агентство Рейтер со ссылкой на местные власти.

Взрыв произошел в южной части провинции Шабва, через которую проходит газопровод, связывающий газодобывающий район Мариб с экспортным терминалом Бальхаф, выходящим к Аравийскому морю, отмечает агентство.

Инцидент, как отмечает агентство, является еще одним ударом по инфраструктуре страны, пострадавшей от конфликта.

Вооруженный конфликт в Йемене продолжается с 2014 года между повстанцами-хуситами и правительством, которое поддерживает арабская коалиция во главе с Саудовской Аравией. Последний раунд мирных переговоров завершился в августе в Кувейте без мирного соглашения.

Йемен > Армия, полиция > ria.ru, 5 декабря 2016 > № 1994378


Саудовская Аравия. Йемен > Армия, полиция > militaryparitet.com, 29 ноября 2016 > № 1993436

Новый перехват йеменской БР.

26 ноября власти Саудовской Аравии заявили об очередном успешном перехвате баллистической ракеты, запущенной со стороны Йемена, сообщает "Военный Паритет".

Ракета была сбита над городом Хамис-Мушаите, целью БР была военная база Алламуза. Повстанческие силы Йемена имеют на вооружении большое количество БР, в основном иранского производства.

Военная коалиция арабских стран ведет войну против хуситов и поддерживает избранного президента Йемена Али Абдаллы Салеха (Alego Abdullaha Saleh), сообщают польские источники. Жертвами террористов в основном становятся гражданские лица.

Саудовская Аравия. Йемен > Армия, полиция > militaryparitet.com, 29 ноября 2016 > № 1993436


Далее...